Транзактный анализ

Психолог Евгений Корчмарек logo
Транзактный анализ

В пси­хо­ло­ги­че­ском кон­суль­ти­ро­ва­нии тран­закт­ный ана­лиз (ча­сто ис­поль­зу­ют­ся тер­ми­ны «тран­сакт­ный ана­лиз», «тран­сак­ци­он­ный ана­лиз», ТА) от­но­сят к эк­зи­стен­ци­аль­но­му (или «эк­зи­стен­ци­аль­но-гу­ма­ни­сти­че­ско­му») на­прав­ле­нию.

Эрик Берн

Эрик Лен­нард Берн (1910-1970) ро­дил­ся в Мон­ре­а­ле, Ка­на­да (его на­сто­я­щее имя Эрик Лен­нард Берн­стайн). Он по­лу­чил сте­пень док­то­ра ме­ди­ци­ны в уни­вер­си­те­те Мак-Гилл в 1935 г. и про­шел ре­зи­ден­ту­ру по пси­хи­ат­рии в Йель­ском уни­вер­си­те­те с 1936 по 1941 г. Про­ра­бо­тав два го­да кли­ни­че­ским ас­си­стен­том по пси­хи­ат­рии в боль­ни­це Маунт Ци­он в Нью-Йор­ке, он по­сту­пил на во­ен­ную служ­бу. Как и мно­гие дру­гие пси­хи­ат­ры и пси­хо­ло­ги, ра­бо­тав­шие с во­ен­ны­ми, Берн от­крыл для се­бя груп­по­вую те­ра­пию и стал раз­ви­вать соб­ствен­ный под­ход. Оста­вив служ­бу в 1946 г., он обос­но­вал­ся в Кар­ме­ле, Ка­ли­фор­ния, и вер­нул­ся к изу­че­нию пси­хо­ана­ли­за с Эри­ком Эрик­со­ном в Пси­хо­ана­ли­ти­че­ском ин­сти­ту­те Сан-Фран­цис­ко. Впер­вые Берн за­нял­ся пси­хо­ана­ли­зом в 1941 г. в Нью-Йорк­ском пси­хо­ана­ли­ти­че­ском ин­сти­ту­те, его ана­ли­ти­ком был Пол Фе­дерн. Его учи­те­ля­ми так­же бы­ли Юд­жин Кан и Вайл­дер Пен­филд. Силь­ное вли­я­ние, по соб­ствен­но­му при­зна­нию Бер­на, на него ока­за­ли На­тан Ак­кер­ман, Мар­тин Гро­тьян и Бен­джа­мин Вей­нин­гер.

В на­ча­ле 1950-х гг. идеи Бер­на бы­ли уже да­ле­ки от пси­хо­ана­ли­за, и в 1956 г. ему бы­ло от­ка­за­но в при­ня­тии в Пси­хо­ана­ли­ти­че­ский ин­сти­тут Сан-Фран­цис­ко. Его пред­став­ле­ния о тран­закт­ном ана­ли­зе, ко­то­рые по­лу­чи­ли раз­ви­тие и прак­ти­че­ское во­пло­ще­ние в этот пе­ри­од, бы­ли впер­вые об­на­ро­до­ва­ны в об­ра­ще­нии к со­бра­нию за­пад­но­го от­де­ле­ния Аме­ри­кан­ской груп­по­вой пси­хо­те­ра­пев­ти­че­ской ас­со­ци­а­ции в 1957 г. Под на­зва­ни­ем "Тран­сакт­ный ана­лиз: но­вый и эф­фек­тив­ный ме­тод груп­по­во­го ле­че­ния" ста­тья бы­ла опуб­ли­ко­ва­на в жур­на­ле American Journal of Psychotherapy в 1958 г. В вы­пус­ке то­го же жур­на­ла за 1957 г. вы­шла ста­тья "Я-со­сто­я­ния в пси­хо­те­ра­пии".

Пер­вая кни­га Бер­на "Ра­зум в дей­ствии" (The Mind in Action,1947) бы­ла по­втор­но из­да­на под за­го­лов­ком Layman's Guide to Psychiatry and Psychoanalysis (1968). Вслед за кни­гой "Тран­сакт­ный ана­лиз в пси­хо­те­ра­пии" (Transactional Analysis in Psychotherapy, 1961) вы­шла "Струк­ту­ра и ди­на­ми­ка ор­га­ни­за­ций и групп" (Structure and Dynamics of Organizations and Groups,1963b) и "Прин­ци­пы груп­по­во­го ле­че­ния" (Principles of Group Treatment,1966). Вме­сте с тем его кни­га "Иг­ры, в ко­то­рые иг­ра­ют лю­ди: пси­хо­ло­гия че­ло­ве­че­ских вза­и­мо­от­но­ше­ний" (Games People Play: The Psychology of Human Relationships,1964) спу­стя ко­рот­кое вре­мя и к удив­ле­нию са­мо­го Бер­на ста­ла бест­сел­ле­ром и спо­соб­ство­ва­ла по­пуляр­но­сти тран­закт­но­го ана­ли­за. К мо­мен­ту смер­ти Бер­на бы­ли го­то­вы к пуб­ли­ка­ции две ру­ко­пи­си: "Секс в че­ло­ве­че­ской люб­ви" (Sex in Human Loving,1970) и "Что вы го­во­ри­те по­сле то­го, как по­здо­ро­ва­лись?" (What Do You Say After You Say Hello?,1972). Из­бран­ные про­из­ве­де­ния Бер­на бы­ли под­го­тов­ле­ны и опуб­ли­ко­ва­ны Кло­дом Стей­не­ром и Кар­мен Керр под на­зва­ни­ем "За пре­де­ла­ми игр и сце­на­ри­ев" (Claude Steiner & Carmen Kerr, Beyond Games and Scripts,1976).

По­ми­мо част­ной прак­ти­ки Берн вы­пол­нял и ряд дру­гих обя­зан­но­стей, в том чис­ле кон­суль­тан­та по пси­хи­ат­рии при глав­ном вра­че ар­мии США; пси­хи­ат­ра в кли­ни­ке пси­хи­че­ской ги­ги­е­ны Адми­ни­стра­ции ве­те­ра­нов в Сан-Фран­цис­ко; пре­по­да­ва­те­ля груп­по­вой те­ра­пии в Ней­ро­пси­хи­ат­ри­че­ском ин­сти­ту­те Лэнгли Пот­те­ра; при­гла­шен­но­го пре­по­да­ва­те­ля груп­по­вой те­ра­пии в пси­хи­ат­ри­че­ской кли­ни­ке Стен­форд-Па­ло Аль­то; вне­штат­ным пси­хи­ат­ром в гос­пи­та­ле Маунт Ци­он.

В 1962 г. Берн учре­дил бюл­ле­тень "Transactional Analysis Bulletin" и стал его ре­дак­то­ром, впо­след­ствии в 1971 г. это из­да­ние пе­ре­рос­ло в жур­нал "Transactional Analysis Journal",ко­то­рый стал вы­хо­дить под эги­дой Меж­ду­на­род­ной ас­со­ци­а­ции тран­закт­но­го ана­ли­за (International Transactional Analysis Association, ITAA).Ас­со­ци­а­ция бы­ла со­зда­на в 1964 г. на ба­зе се­ми­на­ров по со­ци­аль­ной пси­хи­ат­рии в Сан-Фран­цис­ко (San Francisco Social Psychiatry Seminars), ко­то­рые Берн про­во­дил с 1958 г. Впо­след­ствии эти се­ми­на­ры ста­ли от­де­ле­ние ITAA под на­зва­ни­ем San Francisco Transactional Analysis Seminar (см. James, 1977).

Недав­но вы­шла кни­га, по­свя­щен­ная жиз­ни Бер­на, его вкла­ду в тео­рию и прак­ти­ку и его вли­я­нию на раз­ви­тие пси­хо­те­ра­пии (Ian Stewart, 1992).


Ста­нов­ле­ние и раз­ви­тие

Как уже от­ме­ча­лось, Берн по­лу­чил под­го­тов­ку в об­ла­сти пси­хо­ана­ли­за. По-ви­ди­мо­му, он бы неудо­вле­тво­рен пас­сив­но­стью и боль­шой про­дол­жи­тель­но­стью пси­хо­ана­ли­ти­че­ско­го ле­че­ния: он пи­шет о сво­ей "де­ся­ти­лет­ней прак­ти­ке пас­сив­ной, по­стро­ен­ной на ин­тер­пре­та­ции "пси­хо­ана­ли­ти­че­ской груп­по­вой те­ра­пии", по­сле че­го по­сле­до­ва­ли два го­да эк­зи­стен­ци­аль­ной груп­по­вой те­ра­пии", а за­тем в те­че­ние вось­ми лет он за­ни­мал­ся "ак­тив­ным тран­закт­ным груп­по­вым ле­че­ни­ем" (1963b, р. 73). Вме­сте с тем он не от­вер­гал пси­хо­ана­лиз, чув­ствуя, что "во мно­гих слу­ча­ях наи­бо­лее под­хо­дя­щим ле­че­ни­ем яв­ля­ет­ся фор­маль­ный тра­ди­ци­он­ный пси­хо­ана­лиз" или мо­ди­фи­ци­ро­ван­ная пси­хо­ана­ли­ти­че­ская пси­хо­те­ра­пия; од­на­ко та­кое вме­ша­тель­ство не под­хо­дит к груп­по­вой си­ту­а­ции (Berne, 1966). Тран­сакт­ный ана­лиз как ши­ро­кий об­щий под­ход мо­жет слу­жить под­го­тов­кой к пси­хо­ана­ли­зу или дру­гим кон­крет­ным под­хо­дам.

Идеи Бер­на бы­ли сфор­му­ли­ро­ва­ны и опро­бо­ва­ны на се­ми­на­ре в Кар­ме­ле (the Carmel Seminar)в на­ча­ле 1950-х гг. По со­об­ще­нию Бер­на, он на­чал ис­поль­зо­вать эти идеи "с неко­то­рой ре­гу­ляр­но­стью" осе­нью 1954 г., а к 1956 г. "по­треб­ность в тран­закт­ном и иг­ро­вом ана­ли­зе и их прин­ци­пах вста­ла со всей остро­той, воз­ник­ла необ­хо­ди­мость бо­лее си­сте­ма­ти­че­ской, непре­рыв­ной те­ра­пев­ти­че­ской про­грам­мы" (1961, р. 244).

Боль­шин­ство про­из­ве­де­ний Бер­на, а так­же его опыт ра­бо­ты непо­сред­ствен­но свя­за­ны с груп­по­вой те­ра­пи­ей, или, как он пред­по­чи­тал го­во­рить, груп­по­вым ле­че­ни­ем. Это бы­ло ос­нов­ной при­чи­ной, по ко­то­рой тран­закт­ный ана­лиз Бер­на не был вклю­чен в пер­вое из­да­ние дан­ной кни­ги. Чрез­мер­ное упро­ще­ние в це­лях по­пуля­ри­за­ции ста­ло до­пол­ни­тель­ной при­чи­ной его от­сут­ствия во вто­ром из­да­нии. В на­сто­я­щем из­да­нии тран­закт­ный ана­лиз пред­став­лен в со­от­вет­ствии с ори­ги­наль­ны­ми ра­бо­та­ми Бер­на, на­пи­сан­ны­ми для се­рьез­но­го изу­че­ния. Берн ра­бо­тал так­же с ин­ди­ви­ду­аль­ны­ми кли­ен­та­ми, по­это­му его ос­нов­ная кни­га, вы­шед­шая в 1961 г. с под­за­го­лов­ком "Си­сте­ма­ти­че­ская ин­ди­ви­ду­аль­ная и со­ци­аль­ная пси­хи­ат­рия" (Systematic Individual and Social Psychiatry),по­свя­ще­на ин­ди­ви­ду­аль­ной и груп­по­вой те­ра­пии. Ин­ди­ви­ду­аль­ная те­ра­пия мо­жет ока­зать­ся по­лез­ной при под­го­тов­ке че­ло­ве­ка к груп­по­во­му ле­че­нию, про­во­дить­ся па­рал­лель­но ему или по­сле него.

Хо­тя кни­га Бер­на "Иг­ры, в ко­то­рые иг­ра­ют лю­ди" разо­шлась огром­ны­ми ти­ра­жа­ми, То­мас Хар­рис (Thomas Harris, 1969), пси­хи­атр по ос­нов­но­му ро­ду за­ня­тий, внес свою леп­ту в ли­те­ра­ту­ру по тран­закт­но­му ана­ли­зу, опуб­ли­ко­вав соб­ствен­ную кни­гу "Я о'кей - вы о'кей" (I'm OK - You're OK).Два го­да спу­стя бы­ла пред­при­ня­та оче­ред­ная по­пыт­ка по­пуля­ри­за­ции тран­закт­но­го ана­ли­за Ма­ри­э­лом Джейм­сом и До­ро­ти Джон­ге­ворд - "Рож­ден­ный по­беж­дать: тран­закт­ный ана­лиз с ге­штальт-экс­пе­ри­мен­та­ми" (Born to Win: Transactional Analysis with Gestalt Experiments, Muriel James & Dorothy Jongeward, 1971).


Фило­со­фия и кон­цеп­ции

"Тран­сакт­ная тео­рия лич­но­сти яв­ля­ет­ся од­новре­мен­но тео­ри­ей жиз­ни". Каж­дый че­ло­век по­яв­ля­ет­ся на свет, "об­ла­дая спо­соб­но­стью раз­ви­вать свои по­тен­ци­аль­ные воз­мож­но­сти во бла­го се­бя и об­ще­ства, про­дук­тив­но, твор­че­ски ра­бо­тать и ра­до­вать­ся жиз­ни, быть сво­бод­ным от пси­хо­ло­ги­че­ских про­блем" (Berne, 1966, р. 259). Од­на­ко на­чи­ная с са­мых пер­вых дней жиз­ни, ре­бе­нок мо­жет столк­нуть­ся с труд­но­стя­ми. Эти труд­но­сти и по­сле­ду­ю­щие пре­пят­ствия мо­гут по­ме­шать наи­бо­лее пол­ной ре­а­ли­за­ции по­тен­ци­аль­ных воз­мож­но­стей ин­ди­ви­да.


Лич­ност­ное раз­ви­тие

Че­ло­ве­че­ский ор­га­низм от­ли­ча­ет­ся по­треб­но­стью в раз­лич­ных фор­мах кон­так­та с окру­жа­ю­щи­ми людь­ми и по­лу­че­ни­ем ре­ак­ции от них в про­цес­се вза­и­мо­дей­ствия. Эта по­треб­ность по­лу­чи­ла на­зва­ние сти­муль­но­го го­ло­да.Пер­вая фор­ма про­яв­ле­ния этой по­треб­но­сти у ма­лень­ко­го ре­бен­ка яв­ля­ет­ся так­тиль­ный го­лод,то есть по­треб­ность в физи­че­ской бли­зо­сти. От­сут­ствие адек­ват­но­го физи­че­ско­го кон­так­та по­вы­ша­ет вос­при­им­чи­вость к за­боле­ва­ни­ям и да­же при­во­дит к смер­ти; та­кое со­сто­я­ние, как гос­пи­та­лизм,бы­ло впер­вые вы­яв­ле­но Рене Шпи­цем (Rene Spitz, 1945) у де­тей, про­жи­вав­ших в при­ю­тах.

По­треб­ность в тес­ном физи­че­ском кон­так­те со­хра­ня­ет­ся на про­тя­же­нии всей жиз­ни, по­это­му ин­ди­вид по­сто­ян­но стре­мит­ся к физи­че­ской бли­зо­сти с дру­ги­ми людь­ми. Вме­сте с тем до­воль­но ра­но лю­ди усва­и­ва­ют про­стую ис­ти­ну: нель­зя по­лу­чить все, что по­же­ла­ешь, по­это­му на­чи­на­ет­ся по­иск ком­про­мис­сов, при­ня­тие дру­гих форм кон­так­та. Так­тиль­ный го­лод пре­об­ра­зу­ет­ся в го­лод при­зна­ния (recognition hunger),то есть про­стое под­твер­жде­ние сво­е­го су­ще­ство­ва­ния дру­ги­ми людь­ми, "сло­вес­ное при­кос­но­ве­ние". Фак­ты та­ко­го узна­ва­ния по­лу­чи­ли на­зва­ние по­гла­жи­ва­ний по ана­ло­гии с физи­че­ски­ми по­гла­жи­ва­ни­я­ми де­тей как про­яв­ле­ни­ем лас­ки. По­гла­жи­ва­ние пред­став­ля­ет со­бой ос­нов­ную еди­ни­цу со­ци­аль­но­го вза­и­мо­дей­ствия; об­мен по­гла­жи­ва­ни­я­ми со­став­ля­ет тран­сак­цию.

Тре­тьей фор­мой сти­муль­но­го го­ло­да яв­ля­ет­ся струк­тур­ный го­лод,или по­треб­ность ор­га­ни­зо­вы­вать и за­пол­нять вре­мя, чтобы из­бе­жать ску­ки. "Во­прос за­клю­ча­ет­ся в том, что даль­ше? Го­во­ря бы­то­вым язы­ком, что мо­гут де­лать лю­ди по­сле об­ме­на при­вет­стви­я­ми?" (Berne, 1964, р. 16). Или, вы­ра­жа­ясь язы­ком од­ной из книг Бер­на "Что вы го­во­ри­те по­сле то­го, как по­здо­ро­ва­лись?" (Berne, 1972), "Из­веч­ной про­бле­мой че­ло­ве­ка яв­ля­ет­ся струк­ту­ри­ро­ва­ние ча­сов бодр­ство­ва­ния. В эк­зи­стен­ци­аль­ном смыс­ле функ­ция всей со­ци­аль­ной жиз­ни - за­ру­чить­ся вза­им­ной под­держ­кой в ре­а­ли­за­ции это­го про­ек­та" (Berne, 1964, р. 16). (Спо­со­бы, ко­то­ры­ми лю­ди за­пол­ня­ют вре­мя, бу­дут об­суж­дать­ся ни­же в раз­де­ле, по­свя­щен­ном со­ци­аль­но­му вза­и­мо­дей­ствию.) Го­лод воз­буж­де­ния - это же­ла­ние или пред­по­чте­ние струк­ту­ри­ро­вать вре­мя ин­те­рес­ны­ми и вол­ну­ю­щи­ми спо­со­ба­ми. Раз­но­вид­но­стью струк­тур­но­го го­ло­да яв­ля­ет­ся го­лод ли­дер­ства.Ли­де­ры ор­га­ни­зу­ют де­я­тель­ность и про­грам­мы, бла­го­да­ря ко­то­рым лю­ди мо­гут за­пол­нить и струк­ту­ри­ро­вать свое вре­мя.


Струк­ту­ра лич­но­сти

Струк­ту­ра лич­но­сти со­сто­ит из трех ча­стей. Три со­сто­я­ния "Я" пред­став­ля­ет Ро­ди­тель, Взрос­лый и Ре­бе­нок. (За­глав­ные бук­вы ис­поль­зу­ют­ся для обо­зна­че­ния Я-со­сто­я­ния в от­ли­чие от ре­аль­ных лю­дей.) "Тер­мин "Я-со­сто­я­ние" пред­на­зна­чен для обо­зна­че­ния со­сто­я­ний ума и со­от­вет­ству­ю­щих им сте­рео­ти­пов по­ве­де­ния, как они про­ис­хо­дят в при­ро­де" (Berne, 1961, р. 30). Каж­дый ин­ди­вид вклю­ча­ет в се­бя все три Я-со­сто­я­ния, что про­яв­ля­ет­ся в раз­ных, ча­сто про­ти­во­ре­чи­вых, на­бо­рах по­ве­ден­че­ских сте­рео­ти­пов. Эти на­бо­ры по­ве­ден­че­ских сте­рео­ти­пов обо­зна­ча­ют­ся как Ро­ди­тель, Взрос­лый и Ре­бе­нок.

Я-со­сто­я­ние Ро­ди­те­ля. Я-со­сто­я­ние Ро­ди­те­ля ве­дет свое на­ча­ло от экс­те­ро­пси­хе,пред­по­ла­га­ю­щей де­я­тель­ность по иден­ти­фи­ка­ции. Все взрос­лые лю­ди име­ли ре­аль­ных ро­ди­те­лей (или тех, кто их за­ме­нял), ко­то­рые вли­я­ли на их по­ве­де­ние через экс­те­ро­пси­хи­че­ское функ­ци­о­ни­ро­ва­ние. Та­кие ви­ды по­ве­де­ния обо­зна­ча­ют как "Ро­ди­тель­ское по­ве­де­ние", ука­зы­вая, что ин­ди­ви­ды пре­бы­ва­ют в со­сто­я­нии ума, ко­то­рое бы­ло при­су­ще од­но­му из ро­ди­те­лей в про­шлом, ре­а­ги­руя на внеш­ние раз­дра­жи­те­ли сход­ным об­ра­зом, на­при­мер той же по­зой, же­стом, вы­ска­зы­ва­ни­я­ми, чув­ства­ми и т. д. Вы­ра­жа­ясь язы­ком тран­закт­но­го ана­ли­за, "каж­дый но­сит в се­бе сво­их ро­ди­те­лей".

Ро­ди­тель Бер­на не по­хож на фрей­дов­ское Су­перэ­го, хо­тя Су­перэ­го пред­став­ля­ет один из ас­пек­тов Ро­ди­те­ля, ро­ди­тель­ское вли­я­ние. Ро­ди­тель­ское вли­я­ние - по­ня­тие не аб­стракт­ное; оно яв­ля­ет­ся ре­зуль­та­том пря­мых, на­сто­я­щих тран­сак­ций с ро­ди­те­ля­ми. Ро­ди­тель­ское вли­я­ние со­сто­ит не толь­ко в за­пре­тах, но и в раз­ре­ше­ни­ях, по­ощ­ре­нии, опе­ке и ко­ман­дах. Ро­ди­тель­ское вли­я­ние при­во­дит к то­му, что ин­ди­ви­ды ре­а­ги­ру­ют на окру­жа­ю­щую дей­стви­тель­ность так, как же­ла­ли бы то­го их ро­ди­те­ли; та­ким об­ра­зом, ре­ак­ции Ро­ди­те­ля со­от­вет­ству­ют дей­стви­тель­ным ре­ак­ци­ям ро­ди­те­лей. Ос­нов­ная функ­ция Ро­ди­те­ля та­кая же, как и у ре­аль­но­го ро­ди­те­ля де­тей. Кро­ме то­го, Ро­ди­тель вы­пол­ня­ет мно­же­ство ве­щей ав­то­ма­ти­че­ски, осво­бож­дая Взрос­ло­го от при­ня­тия ма­ло­важ­ных ре­ше­ний.

Я-со­сто­я­ние Взрос­ло­го. "Каж­дый че­ло­век с до­ста­точ­ным функ­ци­о­ни­ро­ва­ни­ем моз­га по­тен­ци­аль­но спо­со­бен к адек­ват­но­му те­сти­ро­ва­нию ре­аль­но­сти" (Berne, 1961, р. 35). Я-со­сто­я­ние Взрос­ло­го от­ра­жа­ет нео­пси­хи­че­ское функ­ци­о­ни­ро­ва­ние. Я-со­сто­я­ние Взрос­ло­го фо­ку­си­ру­ет­ся на об­ра­бот­ке дан­ных и оцен­ке ве­ро­ят­но­стей. Об­раз­но го­во­ря, "В каж­дом че­ло­ве­ке есть Взрос­лый". Взрос­лый необ­хо­дим для вы­жи­ва­ния в этом ми­ре. Кро­ме то­го, это со­сто­я­ние ре­гу­ли­ру­ет де­я­тель­ность Ро­ди­те­ля и Ре­бен­ка, слу­жит по­сред­ни­ком меж­ду ни­ми.

Я-со­сто­я­ние Ре­бен­ка. Каж­дый Взрос­лый ко­гда-то был ре­бен­ком, от­го­лос­ки дет­ства про­яв­ля­ют­ся в бо­лее позд­ней жиз­ни как Я-со­сто­я­ние Ре­бен­ка, ар­хео­пси­хи­че­ское Я-со­сто­я­ние. Ре­бе­нок на­хо­дит­ся под тор­мо­зя­щим, раз­ре­ша­ю­щим или про­во­ци­ру­ю­щим вли­я­ни­ем Ро­ди­те­ля. Он от­де­лен от Ро­ди­те­ля, яв­ля­ет­ся са­мо­сто­я­тель­ной лич­но­стью, не сов­ме­ща­ет­ся с Ро­ди­те­лем, но не обя­за­тель­но ему про­ти­во­сто­ит. Фигу­раль­но вы­ра­жа­ясь, "в каж­дом из нас жи­вет ма­лень­кий маль­чик или ма­лень­кая де­воч­ка".

Ре­бе­нок не со­от­вет­ству­ет фрей­дов­ско­му Ид, од­на­ко на­хо­дит­ся под его вли­я­ни­ем. В част­но­сти, Ре­бе­нок хо­ро­шо ор­га­ни­зо­ван в от­ли­чие от ха­о­тич­но­го со­сто­я­ния фрей­дов­ско­го Ид. По­ве­де­ние Ре­бен­ка не есть незре­лая Дет­скость, ско­рее это Ре­бяч­ли­вость.Ре­бен­ку свой­ствен­ны три фор­мы про­яв­ле­ния: есте­ствен­ный Ре­бе­нок об­ла­да­ет оча­ро­ва­ни­ем и ин­ту­и­ци­ей, спон­тан­но­стью и кре­а­тив­но­стью; по­ве­де­ние адап­ти­ро­ван­но­го Ре­бен­ка мо­ди­фи­ци­ру­ет­ся или тор­мо­зит­ся Ро­ди­тель­ским вли­я­ни­ем; бун­ту­ю­щий Ре­бе­нок про­ти­во­сто­ит Ро­ди­тель­ско­му кон­тро­лю.

Эти три Я-со­сто­я­ния мож­но изоб­ра­зить в ви­де трех не пе­ре­кры­ва­ю­щих­ся, но со­при­ка­са­ю­щих­ся кру­гов, рас­по­ло­жен­ных по вер­ти­ка­ли, что от­ра­жа­ет их от­ли­чие друг от дру­га и обыч­ную несов­ме­сти­мость. Ро­ди­тель рас­по­ла­га­ет­ся ввер­ху, его функ­ция - эти­че­ское ру­ко­вод­ство; Взрос­лый осу­ществ­ля­ет вза­и­мо­дей­ствие с ре­аль­но­стью; Ре­бе­нок пред­став­ля­ет со­бой вме­сти­ли­ще, а ино­гда и буй­ство ар­ха­и­че­ских тен­ден­ций. Эти три ипо­ста­си фор­ми­ру­ют мо­раль­ную иерар­хию. Ро­ди­тель - наи­бо­лее сла­бое ее зве­но, а Ре­бе­нок - наи­бо­лее силь­ное. Это со­от­но­ше­ние хо­ро­шо за­мет­но при ал­ко­го­ли­за­ции: пер­вым от­клю­ча­ет­ся Ро­ди­тель, вско­ре браз­ды прав­ле­ния пе­ре­хо­дят к Ре­бен­ку, ко­то­рый удер­жи­ва­ет их до­ста­точ­но дол­го и ухо­дит по­след­ним. Та же по­сле­до­ва­тель­ность на­блю­да­ет­ся при за­сы­па­нии: Ро­ди­тель ухо­дит в дре­мот­ное со­сто­я­ние, в то вре­мя как Ре­бе­нок про­яв­ля­ет се­бя в сно­ви­де­ни­ях. Од­на­ко это не то­по­гра­фи­че­ские ча­сти ин­ди­ви­да, как ча­сто вос­при­ни­ма­ют­ся Су­перэ­го, Ид и Эго, это так­же и не кон­цеп­ции, по­доб­ные фрей­дист­ским тер­ми­нам; они про­ще, эко­но­мич­нее, это "эм­пи­ри­че­ские и по­ве­ден­че­ские ре­аль­но­сти" (Berne, 1966, р. 216).

Ро­ди­тель, Взрос­лый и Ре­бе­нок об­ла­да­ют рав­ны­ми пра­ва­ми, каж­дое из этих про­яв­ле­ний за­ни­ма­ет свое ме­сто в нор­маль­ной жиз­ни. Необ­хо­ди­мость в ана­ли­зе и пе­ре­строй­ке воз­ни­ка­ет лишь при на­ру­ше­нии здо­ро­во­го рав­но­ве­сия.


Функ­ции лич­но­сти

Три вы­ше­упо­мя­ну­тые си­сте­мы лич­но­сти по-раз­но­му ре­а­ги­ру­ют на раз­дра­жи­те­ли. Ро­ди­тель (экс­те­ро­пси­хе) пы­та­ет­ся под­кре­пить внеш­ние ("за­им­ство­ван­ные") стан­дар­ты. Взрос­лый (нео­пси­хе) за­ни­ма­ет­ся пе­ре­ра­бот­кой и хра­не­ни­ем по­лу­чен­ной от раз­дра­жи­те­лей ин­фор­ма­ции. Ре­бе­нок (ар­хео­пси­хе) бо­лее им­пуль­сив­но ре­а­ги­ру­ет на сла­бо­диф­фе­рен­ци­ро­ван­ные раз­дра­жи­те­ли. Каж­дый из них вос­при­ни­ма­ет раз­дра­жи­те­ли по-раз­но­му и ре­а­ги­ру­ет в со­от­вет­ствии со сво­им вос­при­я­ти­ем. Эти три си­сте­мы друг с дру­гом вза­и­мо­дей­ству­ют, при­чем Ро­ди­тель и Ре­бе­нок вос­про­из­во­дят от­но­ше­ния ин­ди­ви­да с ро­ди­те­ля­ми.

Пси­хи­че­ская энер­гия, или ка­тек­сис,пе­ре­те­ка­ет из од­но­го Я-со­сто­я­ния в дру­гое; со­сто­я­ние, ак­ти­ви­ро­ван­ное в дан­ный мо­мент, об­ла­да­ет ис­пол­ни­тель­ной вла­стью;ина­че го­во­ря, оно опре­де­ля­ет по­ве­де­ние ин­ди­ви­да. Го­во­рят, что ак­тив­ное со­сто­я­ние пи­та­ет­ся несвя­зан­ной энер­ги­ей;неак­тив­ное со­сто­я­ние пи­та­ет­ся свя­зан­ной энер­ги­ей.Су­ще­ству­ет так­же сво­бод­ный ка­тек­сис,пе­ре­хо­дя­щий от од­но­го Я-со­сто­я­ния к дру­го­му; чув­ство Са­мо­сти пре­бы­ва­ет в со­сто­я­нии, за­ря­жен­ном сво­бод­ным ка­тек­си­сом. Ис­пол­ни­тель­ное, или ак­тив­ное, со­сто­я­ние, как пра­ви­ло, ха­рак­те­ри­зу­ет­ся несвя­зан­ным ка­тек­си­сом в со­че­та­нии со сво­бод­ным.

Каж­дое Я-со­сто­я­ние име­ет гра­ни­цы, от­де­ля­ю­щие его от двух дру­гих, что от­ра­жа­ет их пред­став­ле­ние в ви­де непе­ре­се­ка­ю­щих­ся кру­гов. Из­ме­не­ния в Я-со­сто­я­ни­ях за­ви­сят от про­ни­ца­е­мо­сти их гра­ниц, от ка­тек­ти­че­ских ха­рак­те­ри­стик каж­до­го со­сто­я­ния, а так­же от дей­ству­ю­щих на каж­дое из них сил. Те­ра­пия долж­на учи­ты­вать все эти фак­то­ры при сти­му­ли­ро­ва­нии из­ме­не­ний в Я-со­сто­я­ни­ях.


Че­ты­ре жиз­нен­ные по­зи­ции

Ре­бе­нок стал­ки­ва­ет­ся, как от­ме­ча­лось вы­ше, с необ­хо­ди­мо­стью при­хо­дить к ком­про­мис­су в удо­вле­тво­ре­нии сво­их по­треб­но­стей, или сти­муль­но­го го­ло­да. В пе­ри­од от 4 до 7 лет ре­бе­нок на­хо­дит ком­про­мис­сы, ко­то­рые вли­я­ют на его по­сле­ду­ю­щие вза­и­мо­от­но­ше­ния. Ре­бе­нок при­ни­ма­ет кон­крет­ные ре­ше­ния - со­вер­шен­но опре­де­лен­ные ре­ше­ния, ко­то­рые мож­но за­фик­си­ро­вать во вре­ме­ни и про­стран­стве - а за­тем, ис­хо­дя из этих ре­ше­ний, за­ни­ма­ет по­зи­цию в от­но­ше­нии се­бя и дру­гих, от­ста­и­вая эту по­зи­цию от внеш­них угроз и со­мне­ний. Жиз­нен­ная по­зи­ция яв­ля­ет­ся ос­нов­ным де­тер­ми­нан­том жиз­нен­но­го сце­на­рия (см. ни­же). (В дей­стви­тель­но­сти пред­став­ля­ет­ся, что по­зи­ция и сце­на­рий вы­те­ка­ют из од­них и тех же ран­них пе­ре­жи­ва­ний, а во­все не друг из дру­га.)

Че­ты­ре по­зи­ции ос­но­вы­ва­ют­ся на двух про­ти­во­по­лож­но­стях: "Я-дру­гие" и "о'кей-не о'кей". В ре­зуль­та­те воз­мож­ны сле­ду­ю­щие ва­ри­ан­ты:

1. Я о'кей; вы о'кей.

2. Я о'кей; вы не о'кей.

3. Я не о'кей; вы о'кей.

4. Я не о'кей; вы не о'кей.

"Я" мо­жет рас­про­стра­нять­ся на груп­пу - "мы". "Вы" мо­жет рас­про­стра­нять­ся на "они" или на опре­де­лен­ные груп­пы, на­при­мер муж­чин или жен­щин. "О'кей" мо­жет озна­чать лю­бое кон­крет­ное бла­го, "не о'кей" мо­жет озна­чать лю­бое кон­крет­ное зло.

Пер­вая жиз­нен­ная по­зи­ция - это хо­ро­шая, или здо­ро­вая, успеш­ная по­зи­ция (Healthy success).Вто­рая - по­зи­ция вы­со­ко­ме­рия, при­су­щая пре­об­ра­зо­ва­те­лям, на­при­мер, мис­си­о­не­рам, окруж­ным про­ку­ро­рам, дру­гим "доб­ро­де­те­лям". Ино­ска­за­тель­но та­кая по­зи­ция на­зы­ва­ет­ся "из­бав­ле­ни­ем от лю­дей". Ме­нее здо­ро­вых ин­ди­ви­дов она мо­жет при­ве­сти к па­ра­но­ид­ным со­сто­я­ни­ям и убий­ствам. По­зи­ция тре­тья, де­прес­сив­ная, так­же ве­дет к са­мо­изо­ля­ции ин­ди­ви­да от окру­жа­ю­щих, в част­но­сти за счет по­па­да­ния в за­кры­тые учре­жде­ния или са­мо­убий­ства. Об­раз­но го­во­ря, это "уход от че­ло­ве­че­ства". Чет­вер­тая по­зи­ция - бес­плод­ная и ши­зо­ид­ная. Она неиз­беж­но ве­дет к яз­ви­тель­но­сти или эс­те­ти­че­ско­му су­и­ци­ду. По мне­нию Бер­на, по­доб­ные су­и­ци­ды яв­ля­ют­ся ре­зуль­та­том нехват­ки по­гла­жи­ва­ний в дет­стве, при­во­дя к де­прес­сии и от­ча­я­нию. Это еще мож­но на­звать "сби­ва­ни­ем се­бя с ног" (knocking yourself off),а рас­суж­де­ния та­ких па­ци­ен­тов на­зы­ва­ют­ся "ку­по­на­ми" (trading stamps) [Мар­ки, ко­то­рые при­ла­га­ют­ся к то­ва­ру и мо­гут быть об­ме­не­ны на то­вар. - При­меч. пе­рев.](см. ни­же).

Со­ци­аль­ное вза­и­мо­дей­ствие

Со­ци­аль­ное вза­и­мо­дей­ствие предо­став­ля­ет воз­мож­ность удо­вле­тво­ре­ния струк­тур­но­го го­ло­да, или струк­ту­ри­ро­ва­ния вре­ме­ни, а так­же удо­вле­тво­ре­ния сти­муль­но­го го­ло­да, или по­лу­че­ния при­зна­ния, по­гла­жи­ва­ний от окру­жа­ю­щих. Еди­ни­цей со­ци­аль­но­го вза­и­мо­дей­ствия слу­жит тран­сак­ция. Она вклю­ча­ет в се­бя тран­закт­ный сти­мул от че­ло­ве­ка, ко­то­рый ини­ци­и­ру­ет тран­сак­цию, ка­ким-ли­бо спо­со­бом за­тра­ги­вая дру­го­го че­ло­ве­ка, и тран­закт­ные ре­ак­ции.Тран­сак­ции ана­ли­зи­ру­ют­ся с точ­ки зре­ния ис­точ­ни­ков сти­му­лов и ре­ак­ций, то есть от ко­го они ис­хо­дят, от Ро­ди­те­ля, Взрос­ло­го или Ре­бен­ка. Про­стей­ши­ми яв­ля­ют­ся тран­сак­ции Взрос­лый-Взрос­лый, то есть от Взрос­ло­го од­но­го ин­ди­ви­да к Взрос­ло­му дру­го­го и об­рат­но. Да­лее по слож­но­сти идет тран­сак­ция Ре­бе­нок-Ро­ди­тель, обыч­но в фор­ме прось­бы.

Тран­сак­ции мо­гут быть до­пол­ни­тель­ны­ми или пе­ре­се­ка­ю­щи­ми­ся.До­пол­ни­тель­ные тран­сак­ции про­ис­хо­дят в есте­ствен­ном рус­ле здо­ро­вых вза­и­мо­от­но­ше­ний. Они бы­ва­ют раз­ных ти­пов: тран­сак­ции Взрос­лый-Взрос­лый, Ро­ди­тель-Ро­ди­тель и Ре­бе­нок-Ре­бе­нок яв­ля­ют­ся до­пол­ни­тель­ны­ми; к ним так­же мож­но от­не­сти тран­сак­ции Ро­ди­тель-Ре­бе­нок и Ре­бе­нок-Ро­ди­тель. До­пол­ни­тель­ные тран­сак­ции ле­жат в ос­но­ве глад­ко про­те­ка­ю­ще­го вза­и­мо­дей­ствия.

Пе­ре­се­ка­ю­щи­е­ся тран­сак­ции при­во­дят к раз­ры­вам ком­му­ни­ка­ции. Наи­бо­лее рас­про­стра­нен­ной и наи­бо­лее небла­го­при­ят­ной в плане про­дол­же­ния ком­му­ни­ка­ции яв­ля­ет­ся си­ту­а­ция, ко­гда Взрос­лый од­но­го об­ра­ща­ет­ся к Взрос­ло­му дру­го­го, а этот дру­гой ре­а­ги­ру­ет в ли­це сво­е­го Ре­бен­ка на Ро­ди­те­ля ини­ци­а­то­ра вза­и­мо­дей­ствия. Ре­ак­ция Ро­ди­те­ля на Ре­бен­ка дру­го­го от­но­сит­ся ко вто­ро­му ти­пу пе­ре­се­ка­ю­щих­ся тран­сак­ций. В пер­вом слу­чае от­вет на во­прос: "Ты не зна­ешь, где мои за­пон­ки?" бу­дет зву­чать так: "Ты все­гда ме­ня во всем об­ви­ня­ешь". Ре­ак­ция вто­ро­го ти­па бу­дет сле­ду­ю­щей: "По­че­му ты сам не сле­дишь за сво­и­ми ве­ща­ми? Ты ведь уже не ре­бе­нок". Су­ще­ству­ет семь­де­сят две раз­но­вид­но­сти пе­ре­се­ка­ю­щих­ся и все­го де­вять ти­пов до­пол­ни­тель­ных тран­сак­ций. Тран­сак­ции мож­но так­же под­раз­де­лить на про­стые и скры­тые (вклю­ча­ю­щие два Я-со­сто­я­ния и за­тра­ги­ва­ю­щие как со­ци­аль­ные, так и пси­хо­ло­ги­че­ские ас­пек­ты), по­след­ние мо­гут быть уг­ло­вы­ми (36 ти­пов) или двой­ны­ми (6480 ти­пов). По­дроб­ное об­суж­де­ние этих во­про­сов здесь опу­ще­но. В хо­де обыч­но­го со­ци­аль­но­го вза­и­мо­дей­ствия име­ет ме­сто око­ло 15 ти­пов тран­сак­ций.

Тран­сак­ции про­ис­хо­дят се­ри­я­ми. Они мо­гут вклю­чать ма­те­ри­аль­ное про­грам­ми­ро­ва­ние, со­ци­аль­ное про­грам­ми­ро­ва­ние и ин­ди­ви­ду­аль­ное про­грам­ми­ро­ва­ние.Ма­те­ри­аль­ное про­грам­ми­ро­ва­ние струк­ту­ри­ру­ет вре­мя через де­я­тель­ность или про­це­ду­ры и име­ет де­ло с ма­те­ри­аль­ной внеш­ней ре­аль­но­стью. Про­це­ду­ра­ми на­зы­ва­ют про­стые до­пол­ни­тель­ные Взрос­лые тран­сак­ции. Они пред­став­ля­ют ин­те­рес лишь по­столь­ку, по­сколь­ку да­ют воз­мож­ность при­зна­ния и бо­лее слож­ных форм со­ци­аль­но­го вза­и­мо­дей­ствия. Со­ци­аль­ное про­грам­ми­ро­ва­ние вклю­ча­ет ри­ту­а­лы и вре­мя­пре­про­вож­де­ние.Де­я­тель­ность, ри­ту­а­лы и вре­мя­пре­про­вож­де­ние - три из че­ты­рех ос­нов­ных спо­со­бов струк­ту­ри­ро­ва­ния вре­ме­ни. Чет­вер­тый спо­соб - иг­ры,ко­то­рые яв­ля­ют­ся ре­зуль­та­том ин­ди­ви­ду­аль­но­го про­грам­ми­ро­ва­ния (то есть ин­ди­ви­ду­аль­ных сте­рео­ти­пов и по­ве­ден­че­ских по­сле­до­ва­тель­но­стей, "пред­пи­сан­ных неглас­ны­ми нор­ма­ми и пра­ви­ла­ми"; Berne, 1964, р. 17). Су­ще­ству­ют и два дру­гих край­них ва­ри­ан­та со­ци­аль­но­го по­ве­де­ния: с од­ной сто­ро­ны, от­стра­нен­ность, а с дру­гой - бли­зость.


Ри­ту­а­лы.
Ри­ту­а­лы от­но­сят­ся к со­ци­аль­но пред­пи­сан­ным фор­мам по­ве­де­ния в стан­дарт­ных со­ци­аль­ных си­ту­а­ци­ях. Это до­пол­ни­тель­ные ро­ди­тель­ские тран­сак­ции. Они удо­вле­тво­ря­ют по­треб­ность в при­зна­нии и по­гла­жи­ва­нии. Ве­ро­ят­но, наи­бо­лее об­ще­при­ня­тым ри­ту­а­лом яв­ля­ет­ся по­ве­ден­че­ская по­сле­до­ва­тель­ность "Здрав­ствуй­те - До сви­да­ния". Ли­ше­ние сим­во­лов при­зна­ния со­став­ля­ет суть гру­бо­сти. Из­вест­ны раз­лич­ные сте­пе­ни и ти­пы при­зна­ния. Пись­ма от по­клон­ни­ков - де­пер­со­ни­фи­ци­ро­ван­ная фор­ма при­зна­ния; бо­лее лич­ной фор­мой яв­ля­ют­ся жи­вые ап­ло­дис­мен­ты или по­да­рен­ный бу­кет цве­тов по­сле пред­став­ле­ния. В сло­вес­ном вы­ра­же­нии при­зна­ние ва­рьи­ру­ет от обыч­но­го "здрав­ствуй­те" до "как по­жи­ва­е­те?". Воз­мож­ны ва­ри­ан­ты от про­сто­го при­зна­ния при­сут­ствия че­ло­ве­ка, через при­зна­ние чувств, ощу­ще­ний и лич­но­сти, до про­яв­ле­ния лич­но­го ин­те­ре­са. "Од­но­го при­зна­ния, од­на­ко, недо­ста­точ­но, по­сколь­ку по­сле вы­пол­не­ния ри­ту­а­лов воз­ни­ка­ет на­пря­же­ние и по­яв­ля­ет­ся тре­во­га. На­сто­я­щая про­бле­ма со­ци­аль­но­го вза­и­мо­дей­ствия со­сто­ит в том, что про­ис­хо­дит по­сле ри­ту­а­лов" (Berne, 1961, р. 85).


Вре­мя­пре­про­вож­де­ние.
Про­це­ду­ры и ри­ту­а­лы сте­рео­тип­ны и, сле­до­ва­тель­но, пред­ска­зу­е­мы. Ва­ри­ан­ты вре­мя­пре­про­вож­де­ния бо­лее раз­но­об­раз­ны. Они мо­гут на­чи­нать­ся и за­кан­чи­вать­ся ри­ту­а­ла­ми и за­ни­ма­ют боль­ше вре­ме­ни по срав­не­нию с ри­ту­а­ла­ми. Вре­мя­пре­про­вож­де­ние ча­сто за­пол­ня­ет вре­мя, по­ка че­ло­век ожи­да­ет на­ча­ла встре­чи или ка­кой-ли­бо де­я­тель­но­сти ли­бо на ве­че­рин­ке. Вре­мя­пре­про­вож­де­ние мо­жет спо­соб­ство­вать про­цес­су со­ци­аль­но­го от­бо­ра, по­сколь­ку они сво­дят вме­сте лю­дей со сход­ны­ми ин­те­ре­са­ми или ин­те­ре­сом друг к дру­гу, ча­сто при­во­дя к бо­лее слож­ным вза­и­мо­от­но­ше­ни­ям (иг­рам) или на­ча­лу друж­бы. Ва­ри­ан­ты вре­мя­пре­про­вож­де­ния чрез­вы­чай­но раз­но­об­раз­ны и име­ют свои на­зва­ния, на­при­мер "Муж­ской раз­го­вор", "Дам­ский раз­го­вор", "Зна­е­те ли вы" и т. д. Они мо­гут быть клас­си­фи­ци­ро­ва­ны раз­лич­ны­ми спо­со­ба­ми. Вре­мя­пре­про­вож­де­ния от­но­сят­ся к до­пол­ни­тель­ным тран­сак­ци­ям. По­ми­мо дру­гих пре­иму­ществ, уже упо­мя­ну­тых вы­ше, вре­мя­пре­про­вож­де­ние мо­жет под­твер­дить роль ин­ди­ви­да и укре­пить его по­зи­цию (см. пе­ре­чень из че­ты­рех по­зи­ций). Вре­мя­пре­про­вож­де­ние мо­жет при­но­сить удо­воль­ствие са­мо по се­бе или же, осо­бен­но для нев­ро­ти­че­ских лич­но­стей, быть про­сто спо­со­бом про­ве­де­ния вре­ме­ни. Вме­сте с тем они не со­пря­же­ны с осо­бым вол­не­ни­ем.


Иг­ры.
Вре­мя­пре­про­вож­де­ние и иг­ры от­но­сят­ся к за­ня­ти­ям (engagements);они рас­по­ла­га­ют­ся меж­ду де­я­тель­но­стью и ри­ту­а­ла­ми,с од­ной сто­ро­ны, и бли­зо­стью с дру­гой. Ес­ли вре­мя­пре­про­вож­де­ние яв­ля­ет­ся пря­мой тран­сак­ци­ей, то иг­ры мож­но от­не­сти к скры­той. Тран­сак­ции в иг­рах яв­ля­ют­ся до­пол­ни­тель­ны­ми и пред­по­ла­га­ют воз­на­граж­де­ние. "Про­це­ду­ры мо­гут быть успеш­ны­ми, ри­ту­а­лы - эф­фек­тив­ны­ми, вре­мя­пре­про­вож­де­ния - вы­год­ны­ми, но все они по опре­де­ле­нию ис­крен­ни; они мо­гут вклю­чать со­рев­но­ва­ние, но не кон­фликт, их ко­нец мо­жет быть сен­са­ци­он­ным, но не дра­ма­тич­ным. В то же вре­мя каж­дая иг­ра, с од­ной сто­ро­ны, в ос­но­ве сво­ей нечест­ная, а, с дру­гой - ре­зуль­тат ее дра­ма­ти­чен, а не про­сто вол­ну­ющ" (Berne, 1964, р. 48). Иг­ры не име­ют ни­че­го об­ще­го с "раз­вле­че­ни­я­ми"; они угрю­мо се­рьез­ны, как кар­точ­ные иг­ры. Про­да­жи пред­по­ла­га­ют на­ли­чие иг­ры, их так и на­зы­ва­ют: "стра­хо­вая иг­ра", "иг­ра в про­да­жу недви­жи­мо­сти" и т. д. вплоть до "мо­шен­ни­че­ской иг­ры"; вой­на - это то­же иг­ра.

Иг­ры име­ют свои на­зва­ния: сот­ня их пе­ре­чис­ле­на и опи­са­на в кни­ге "Иг­ры, в ко­то­рые иг­ра­ют лю­ди" (Berne, 1964), от A (Addict,"При­стра­стие") до Y (You've Got to Listen,"Ты дол­жен слу­шать"). Мно­же­ство дру­гих игр бы­ли вы­яв­ле­ны позд­нее. Из­люб­лен­ная иг­ра су­пру­гов на­зы­ва­ет­ся "Ес­ли бы не ты" с ее со­ци­аль­ным ва­ри­ан­том "Ес­ли бы не он". Же­на из­вле­ка­ет из этой иг­ры це­лый ряд вы­год, в том чис­ле из­бав­ле­ние от непо­силь­но­го или пу­га­ю­ще­го де­ла, ма­ни­пу­ли­ро­ва­ние му­жем, по­лу­че­ние ин­фор­ма­ции для струк­ту­ри­ро­ва­ния и за­пол­не­ния со­ци­аль­ных вза­и­мо­от­но­ше­ний с дру­ги­ми жен­щи­на­ми.

Наи­бо­лее рас­про­стра­нен­ная иг­ра в кол­лек­ти­вах "По­че­му бы вам не... - Да, но...", в ко­то­рую мо­жет иг­рать лю­бое ко­ли­че­ство участ­ни­ков. Иг­рок, обо­зна­ча­е­мый "он", воз­ра­жа­ет "Да, но...": "Хо­ро­ший иг­рок мо­жет про­ти­во­сто­ять осталь­ной груп­пе как угод­но дол­го, по­ка окру­жа­ю­щим не на­до­ест, то­гда "он" вы­иг­ры­ва­ет" (Berne, 1961, р. 104). Эта иг­ра ве­дет­ся от­нюдь не под пред­ло­гом по­лу­че­ния по­мо­щи или ин­фор­ма­ции, а со скры­той це­лью уве­ще­ва­ния и по­та­ка­ния Ре­бен­ку, ко­то­рый огор­ча­ет Ро­ди­те­ля.

Иг­ры вы­пол­ня­ют це­лый ряд функ­ций; они за­пол­ня­ют боль­шую часть со­ци­аль­ной жиз­ни. С це­лью из­бе­жать ску­ки вре­мя­пре­про­вож­де­ния и не под­вер­гать се­бя при этом опас­но­стям бли­зо­сти, лю­ди при­бе­га­ют к иг­рам для воз­буж­де­ния и со­ци­аль­но­го под­креп­ле­ния, или по­гла­жи­ва­ния. Как и в слу­чае вре­мя­пре­про­вож­де­ния, лю­ди, иг­ра­ю­щие в од­ни и те же иг­ры, дер­жат­ся вме­сте.

Иг­ры от­но­сят­ся к двой­ным тран­сак­ци­ям и пред­по­ла­га­ют два уров­ня, со­ци­аль­ный и пси­хо­ло­ги­че­ский, при­чем по­след­ний бы­ва­ет скрыт. Вы­го­да на­хо­дит­ся на пси­хо­ло­ги­че­ском уровне, в фор­ме чувств, хо­ро­ших или пло­хих. По­вто­ре­ние иг­ры ве­дет к кол­лек­ци­о­ни­ро­ва­нию опре­де­лен­ных чувств, "ку­по­нов",что пре­вра­ща­ет­ся в "рэ­кет".Неко­то­рым лю­дям необ­хо­ди­мы опре­де­лен­ные иг­ры для под­дер­жа­ния пси­хи­че­ско­го здо­ро­вья. "Их ди­на­ми­че­ская функ­ция со­сто­ит в со­хра­не­нии пси­хи­че­ско­го рав­но­ве­сия, а их фруст­ра­ция ве­дет к взры­ву гне­ва или со­сто­я­нию, ко­то­рое в тран­закт­ном ана­ли­зе на­зы­ва­ет­ся от­ча­я­ни­ем"(Berne, 1961, р. 108), это со­сто­я­ние ско­рее сход­но с эк­зи­стен­ци­аль­ным от­ча­я­ни­ем, чем с де­прес­си­ей.

Вы­го­да­ми от неко­то­рых игр яв­ля­ют­ся чув­ства ви­ны, неадек­ват­но­сти, оби­ды, стра­ха, бо­ли и гне­ва, это и есть "про­да­жа ку­по­нов". Са­мо­оправ­да­ние этих чувств со­став­ля­ет рэ­кет. Иг­ры пред­на­зна­че­ны для ма­ни­пу­ли­ро­ва­ния окру­жа­ю­щи­ми, по­это­му иг­ро­ку по­ла­га­ет­ся про­яв­лять эти чув­ства и пред­при­ни­мать зна­чи­мые дей­ствия, свя­зан­ные с соб­ствен­ным жиз­нен­ным сце­на­ри­ем, без чув­ства ви­ны. Иг­ры, по­доб­но про­це­ду­рам, ри­ту­а­лам и вре­мя­пре­про­вож­де­ни­ям, осва­и­ва­ют­ся в се­мье. Ес­ли по­след­ние три пря­мо пре­по­да­ют­ся ро­ди­те­ля­ми, то иг­ры обыч­но осва­и­ва­ют­ся кос­вен­но или пу­тем под­ра­жа­ния. Они пе­ре­да­ют­ся в по­ко­ле­ни­ях.


Бли­зость.
"Вре­мя­пре­про­вож­де­ние и иг­ры за­ме­ня­ют ре­аль­ную жизнь ис­тин­ной бли­зо­сти" (Berne, 1961, р. 86). Бли­зость пред­по­ла­га­ет ин­тен­сив­ное глу­бо­ко ин­ди­ви­ду­аль­ное про­грам­ми­ро­ва­ние, раз­ру­ша­ю­щее огра­ни­че­ния со­ци­аль­ных сте­рео­ти­пов и скры­тых огра­ни­че­ний. "Об­ще­ство не тер­пит ис­крен­но­сти, за ис­клю­че­ни­ем лич­ных от­но­ше­ний" (Berne, 1964, р. 172); бли­зость - это лич­ное де­ло. Бли­зость за­тра­ги­ва­ет есте­ствен­но­го Ре­бен­ка. Она сво­бод­на от иг­ры. "К сча­стью, воз­на­граж­де­ния от бли­зо­сти, ко­то­рая яв­ля­ет­ся или долж­на быть наи­бо­лее со­вер­шен­ной фор­мой че­ло­ве­че­ской жиз­ни, столь ве­ли­ки, что да­же са­мые сыг­ран­ные парт­не­ры бес­пре­пят­ствен­но и с ра­до­стью остав­ля­ют иг­ру, ес­ли на­хо­дит­ся под­хо­дя­щий че­ло­век для фор­ми­ро­ва­ния близ­ких от­но­ше­ний" (Berne, 1964, р. 62).

Чтобы иметь воз­мож­ность под­нять­ся над иг­рой и всту­пить в бли­зость, че­ло­век дол­жен об­ла­дать до­ста­точ­ной со­зна­тель­но­стью и спон­тан­но­стью, чтобы из­ба­вить­ся от на­вяз­чи­во­го стрем­ле­ния иг­рать в иг­ры и, сле­до­ва­тель­но, сво­бод­но вы­би­рать и вы­ра­жать чув­ства, ис­хо­дя­щие от Ро­ди­те­ля, Взрос­ло­го или Ре­бен­ка. Для вы­хо­да из иг­ры тре­бу­ет­ся сво­бо­да от вли­я­ния се­мьи и ро­ди­те­лей, бла­го­да­ря ко­то­рым иг­ра бы­ла осво­е­на.


Сце­на­рии.
Иг­ры ор­га­ни­зо­ва­ны в сце­на­рии. "В опе­ра­ци­он­ном смыс­ле сце­на­рий пред­став­ля­ет со­бой слож­ный на­бор тран­сак­ций, по при­ро­де сво­ей по­вто­ря­ю­щих­ся, что в дей­стви­тель­но­сти про­яв­ля­ет­ся не все­гда, по­сколь­ку пол­ный цикл мо­жет по­тре­бо­вать всей жиз­ни" (Berne, 1961, р. 116). Это бес­со­зна­тель­ный жиз­нен­ный план, в ос­но­ве ко­то­ро­го ле­жит ре­ше­ние, при­ня­тое в ран­нем дет­стве. Наи­бо­лее ран­ний опыт фор­ми­ро­ва­ния сце­на­рия по­лу­чил на­зва­ние про­то­ко­ла,он ве­дет свое на­ча­ло из опы­та об­ще­ния с ро­ди­те­ля­ми и их вли­я­ния; позд­нее он под­вер­га­ет­ся воз­дей­ствию ми­фов и ска­зок, с ко­то­ры­ми зна­ко­мят ре­бен­ка. В по­сле­ду­ю­щие го­ды он несколь­ко по­дав­ля­ет­ся, од­на­ко вновь про­яв­ля­ет­ся в пред­со­зна­нии как из­ме­ня­е­мая часть сце­на­рия (script proper).Из­ме­ня­е­мая часть сце­на­рия мо­ди­фи­ци­ру­ет­ся в со­от­вет­ствии с ре­аль­но­стью и про­яв­ля­ет­ся в адап­та­ции,ко­то­рая отыг­ры­ва­ет­ся в жиз­ни и в груп­по­вом ле­че­нии. Все три фор­мы вклю­че­ны в тер­мин сце­на­рий.Дру­гие раз­но­вид­но­сти вклю­ча­ют опе­ра­тив­ный сце­на­рий,ко­то­рый вы­те­ка­ет из адап­та­ции, а так­же вто­рич­ный адап­ти­ро­ван­ный сце­на­рий,ко­то­рый слу­жит по­ста­но­воч­ным сце­на­ри­ем жиз­ни. Кро­ме то­го, обыч­но су­ще­ству­ет ан­тисце­на­рий,или кон­тр­сце­на­рий,ко­то­рый яв­ля­ет­ся бо­лее без­опас­ным и кон­струк­тив­ным пла­ном, чем вол­ну­ю­щий, но ча­сто де­струк­тив­ный сце­на­рий,и ко­то­рый пе­ре­ме­жа­ет­ся со сце­на­ри­ем. Кон­тр­сце­на­рий мо­жет так­же опре­де­лять стиль жиз­ни, в то вре­мя как сце­на­рий от­вет­стве­нен за неиз­беж­ную судь­бу, ко­то­рая для сто­рон­них на­блю­да­те­лей мо­жет по­ка­зать­ся пол­ной неожи­дан­но­стью.

Хо­тя сце­на­рий как жиз­нен­ный план рас­счи­тан на всю жизнь, он мо­жет вос­про­из­во­дить­ся в уко­ро­чен­ных вер­си­ях каж­дый год или да­же неде­лю, ино­гда по несколь­ко раз на про­тя­же­нии од­ной груп­по­вой сес­сии или в те­че­ние несколь­ких се­кунд. Сце­на­рии мо­гут быть кон­струк­тив­ны­ми или тра­ги­че­ски­ми. Рас­про­стра­нен­ный тра­ги­че­ский сце­на­рий про­ис­те­ка­ет из усво­ен­но­го в дет­стве убеж­де­ния в су­ще­ство­ва­нии доб­ро­го Сан­та Клау­са, ко­то­рый в нуж­ный мо­мент по­да­рит успех и сча­стье. Ко­гда че­ло­век от­ча­и­ва­ет­ся ждать, он мо­жет об­ра­тить­ся за по­мо­щью к пси­хо­те­ра­пев­ту. Сце­на­рии тес­но свя­за­ны с жиз­нен­ны­ми по­зи­ци­я­ми, в част­но­сти сце­на­рий с Сан­та Клау­сом име­ет от­но­ше­ние к по­зи­ции "Я не о'кей; вы о'кей" и мо­жет при­ве­сти к ре­зуль­та­там, о ко­то­рых шла речь вы­ше при об­суж­де­нии че­ты­рех по­зи­ций.

Сце­на­рии ока­зы­ва­ют до­ми­ни­ру­ю­щее вли­я­ние в со­ци­аль­ных вза­и­мо­дей­стви­ях, ко­то­рые, та­ким об­ра­зом, ис­пы­ты­ва­ют воз­дей­ствие за­ло­жен­ных в сце­на­рий ран­них пе­ре­жи­ва­ний. Иг­ры из­би­ра­ют­ся в со­от­вет­ствии со сце­на­ри­ем, тран­сак­ции от­би­ра­ют­ся в со­от­вет­ствии с иг­ра­ми. Окру­же­ние от­би­ра­ет­ся по его уча­стию в тран­сак­ци­ях; для бо­лее устой­чи­вых от­но­ше­ний от­бор про­из­во­дит­ся по го­тов­но­сти участ­во­вать в иг­рах; для бо­лее близ­ких вза­и­мо­от­но­ше­ний лю­ди от­би­ра­ют­ся по их спо­соб­но­сти иг­рать ро­ли в сце­на­рии. В жиз­нен­ном сце­на­рии че­ло­ве­ка все­гда при­сут­ству­ет эле­мент судь­бы. Че­ло­век яв­ля­ет­ся плен­ни­ком сво­е­го сце­на­рия, ес­ли ему не удаст­ся как-то пре­одо­леть эту за­ви­си­мость. Та­ким об­ра­зом, при­ня­тое в дет­стве ре­ше­ние опре­де­ля­ет всю жизнь че­ло­ве­ка и то, как он встре­тит смерть.


Пси­хо­па­то­ло­гия

Об­щая па­то­ло­гия пси­хи­че­ских рас­стройств под­раз­де­ля­ет­ся на струк­тур­ную и функ­цио­наль­ную. Струк­тур­ная па­то­ло­гия вклю­ча­ет ано­ма­лии пси­хи­че­ской струк­ту­ры Ро­ди­те­ля, Взрос­ло­го и Ре­бен­ка. Име­ют­ся два рас­про­стра­нен­ных ти­па - ис­клю­че­ние и за­ра­же­ние.

При ис­клю­че­нии од­но из Я-со­сто­я­ний в це­лях са­мо­за­щи­ты ис­клю­ча­ет дру­гие и на­чи­на­ет опре­де­лять по­ве­де­ние. В слу­ча­ях "ком­пен­си­ро­ван­ной" ши­зо­фре­нии Ро­ди­тель ис­клю­ча­ет ар­хео­пси­хе Ре­бен­ка. У рас­чет­ли­во­го уче­но­го пре­об­ла­да­ю­щим Я-со­сто­я­ни­ем яв­ля­ет­ся Взрос­лый. У нар­цис­си­че­ских, им­пуль­сив­ных лич­но­стей Ре­бе­нок ис­клю­ча­ет Ро­ди­те­ля и Взрос­ло­го. Ес­ли два Я-со­сто­я­ния ис­клю­ча­ют­ся, го­во­рят, что они спи­сы­ва­ют­ся (decommissioned).При за­ра­же­нии од­но из Я-со­сто­я­ний втор­га­ет­ся во Взрос­ло­го. За­ра­же­ние Взрос­ло­го Ро­ди­те­лем ве­дет к из­вест­ной пред­взя­то­сти. Втор­же­ние Ре­бен­ка во Взрос­ло­го на­блю­да­ет­ся при бре­де. Двой­ное за­ра­же­ние вклю­ча­ет од­новре­мен­ное втор­же­ние во Взрос­ло­го Ро­ди­те­ля и Ре­бен­ка.

Вто­рым ти­пом пси­хо­па­то­ло­гии яв­ля­ет­ся функ­цио­наль­ный.При функ­цио­наль­ной па­то­ло­гии гра­ни­цы "Я" про­ни­ца­е­мы, что ве­дет к ла­биль­но­сти (флук­ту­а­ции) ка­тек­си­са от од­но­го Я-со­сто­я­ния к дру­го­му. Вме­сте с тем по­движ­ность ка­тек­си­са мо­жет на­блю­дать­ся и при от­сут­ствии де­фек­тов в гра­ни­цах "Я". За­стой ка­тек­си­са воз­ни­ка­ет при слиш­ком мед­лен­ном его дви­же­нии. Гра­ни­цы "Я" мо­гут быть жест­ки­ми или прак­ти­че­ски непро­ни­ца­е­мы­ми; это яв­ля­ет­ся необ­хо­ди­мым усло­ви­ем ис­клю­че­ния. Раз­ви­тие пси­хо­па­то­ло­гии на­чи­на­ет­ся с трав­ми­ро­ва­ния Я-со­сто­я­ний в дет­стве; чем рань­ше про­изо­шла трав­ма, тем бо­лее се­рьез­ные воз­мож­ны по­след­ствия.

"Симп­то­мы яв­ля­ют­ся про­яв­ле­ни­ем еди­нич­но­го опре­де­лен­но­го Я-со­сто­я­ния, ак­тив­но­го или ис­клю­чен­но­го, хо­тя они мо­гут быть ре­зуль­та­том кон­флик­тов, вза­и­мо­дей­ствий или за­ра­же­ний меж­ду раз­лич­ны­ми Я-со­сто­я­ни­я­ми. Пер­вое симп­то­ма­ти­че­ское за­да­ние в струк­тур­ном ана­ли­зе, та­ким об­ра­зом, со­сто­ит в вы­яв­ле­нии Я-со­сто­я­ния, от­вет­ствен­но­го за про­яв­ле­ние симп­то­ма" (Berne, 1961, р. 61)

Гал­лю­ци­на­ции обыч­но ис­хо­дят от Ро­ди­те­ля. Бред, как пра­ви­ло, на­блю­да­ет­ся в ре­зуль­та­те за­ра­же­ния (кон­та­ми­на­ции) Ре­бен­ком Взрос­ло­го, по­это­му бред ча­сто вос­при­ни­ма­ет­ся как Я-син­тон­ный со Взрос­лым, как пе­ре­жи­ва­ния Взрос­ло­го. По­сле пре­кра­ще­ния за­ра­же­ния бред мо­жет со­хра­нить­ся, од­на­ко че­ло­век со­зна­ет, что эти пе­ре­жи­ва­ния не име­ют под со­бой ре­аль­ной ос­но­вы; они ста­но­вят­ся Я-ди­стон­ны­ми. "По­гра­нич­ные симп­то­мы" (де­ре­а­ли­за­ция, де­пер­со­на­ли­за­ция, от­чуж­де­ние, чув­ства нере­аль­но­сти, уже пе­ре­жи­то­го и так да­лее) вы­те­ка­ют из "на­ру­ше­ний гра­ни­цы меж­ду Взрос­лым и Ре­бен­ком" (Berne, 1961, р. 63). Все эти симп­то­мы ши­зо­ид­ные по сво­ей при­ро­де.

"При ги­по­ма­нии на­блю­да­ет­ся ис­клю­че­ние Ро­ди­те­ля Ре­бен­ком при уча­стии за­ра­жен­но­го Взрос­ло­го, по­это­му пре­об­ла­да­ют нео­пси­хи­че­ские (Взрос­лый), хо­тя и на­ру­шен­ные, суж­де­ния. Ес­ли ма­ния про­грес­си­ру­ет, Взрос­лый и Ро­ди­тель тер­пят по­ра­же­ние от за­ря­жен­но­го пси­хи­че­ской энер­ги­ей Ре­бен­ка, ко­то­рый по­лу­ча­ет ши­ро­кие воз­мож­но­сти для сво­ей бур­ной де­я­тель­но­сти" (Berne, 1961, р. 66).

Симп­то­ма­ти­ка кон­вер­си­он­ной ис­те­рии про­ис­те­ка­ет от Ре­бен­ка, ко­то­рый ис­клю­ча­ет­ся Взрос­лым через по­дав­ле­ние. В це­лом, од­на­ко, при нев­ро­зе Ро­ди­тель яв­ля­ет­ся вра­гом. Рас­строй­ства ха­рак­те­ра и пси­хо­па­тии так­же яв­ля­ют­ся про­яв­ле­ни­я­ми Ре­бен­ка в со­труд­ни­че­стве со Взрос­лым; им­пуль­сив­ный нев­роз так­же ко­ре­нит­ся в Ре­бен­ке, но уже без уча­стия Взрос­ло­го или Ро­ди­те­ля.

Функ­цио­наль­ные пси­хо­зы вклю­ча­ют все со­сто­я­ния, обыч­но ди­а­гно­сти­ру­е­мые как ма­ни­а­каль­но-де­прес­сив­ные и ши­зо­фре­ни­че­ские, од­на­ко вза­мен обыч­ной но­зо­ло­ги­че­ской клас­си­фи­ка­ции в тер­ми­нах струк­тур­ных со­сто­я­ний они под­раз­де­ля­ют­ся на ак­тив­ные и ла­тент­ные."Ак­тив­ным счи­та­ет­ся пси­хоз, при ко­то­ром ис­пол­ни­тель­ная власть на­хо­дит­ся у Ре­бен­ка и ко­то­рый пе­ре­жи­ва­ет­ся как "ис­тин­ное "Я"", в то вре­мя как Взрос­лый спи­сан" (Berne, 1961, р. 139). При дру­гих со­сто­я­ни­ях, в част­но­сти при мяг­кой де­прес­сии, ги­по­ма­нии, рас­строй­ствах ха­рак­те­ра и па­ра­нойе Взрос­лый за­ра­жен Ре­бен­ком и со­труд­ни­ча­ет с ним, но не спи­сы­ва­ет­ся. Эти рас­строй­ства мо­гут пе­ре­ра­с­ти в ак­тив­ный пси­хоз. При ла­тент­ном пси­хо­зе, ко­то­рый вклю­ча­ет в се­бя ком­пен­си­ро­ван­ные пси­хо­зы, ам­бу­ла­тор­ные пси­хо­зы, пси­хо­зы на фоне ре­мис­сии, а так­же пред­пси­хо­ти­че­ские, или по­гра­нич­ные, со­сто­я­ния, Взрос­лый об­ла­да­ет ис­пол­ни­тель­ной вла­стью и пе­ре­жи­ва­ет­ся как "ис­тин­ное я", хо­тя он за­ра­жен и/или вре­мен­но спи­сан.

Ди­а­гноз вклю­ча­ет в се­бя опре­де­ле­ние Я-со­сто­я­ния на ос­но­ва­нии по­ве­де­ния. "Я-со­сто­я­ния кли­ни­че­ски про­яв­ля­ют се­бя в двух фор­мах: как за­ря­жен­ные ка­тек­си­сом со­гла­со­ван­ные со­сто­я­ния ума, пе­ре­жи­ва­е­мые как "ис­тин­ное "Я""; или как втор­же­ния, обыч­но скры­тые, или бес­со­зна­тель­ные, в де­я­тель­ность те­ку­ще­го "ис­тин­но­го "Я""" (Berne, 1961, р. 71). По­ста­нов­ка ди­а­гно­за тре­бу­ет непо­сред­ствен­но­го на­блю­де­ния в со­че­та­нии с ин­ту­и­тив­ной чут­ко­стью к непро­из­воль­ным, а так­же к про­из­воль­ным и со­ци­аль­ным ви­дам по­ве­де­ния. Ма­не­ра дер­жать се­бя, на­при­мер "уве­рен­ный раз­во­рот пря­мых плеч" или "гра­ци­оз­ный ма­те­рин­ский из­гиб шеи", вы­да­ет уста­нов­ку "Я", в дан­ном слу­чае Ро­ди­те­ля. Же­сти­ку­ля­ция, а так­же го­лос и сло­вар­ный за­пас ука­зы­ва­ют на дей­ству­ю­щее Я-со­сто­я­ние.

Все Я-со­сто­я­ния име­ют че­ты­ре ос­нов­ных свой­ства: ис­пол­ни­тель­ную власть, при­спо­соб­ля­е­мость, био­ло­ги­че­ская те­ку­честь и мен­таль­ность. Пол­ный ди­а­гноз тре­бу­ет, чтобы все че­ты­ре со­сто­я­ния бы­ли рас­смот­ре­ны и про­ана­ли­зи­ро­ва­ны. По­ве­ден­че­ский ди­а­гноз ос­но­вы­ва­ет­ся на ма­не­ре дер­жать­ся, го­ло­се, сло­вар­ном за­па­се и дру­гих ха­рак­те­ри­сти­ках. Он под­твер­жда­ет­ся со­ци­аль­ным,или ра­бо­чим,ди­а­гно­зом, ко­то­рый учи­ты­ва­ет со­от­вет­ству­ю­щие Я-со­сто­я­нию ви­ды по­ве­де­ния в от­вет на со­ци­аль­ные сти­му­лы. Ис­то­ри­че­ский ди­а­гноз тре­бу­ет до­пол­ни­тель­но­го под­твер­жде­ния; он учи­ты­ва­ет вос­по­ми­на­ния и утвер­жде­ния ин­ди­ви­да от­но­си­тель­но кон­крет­ных кор­ней или про­то­ти­пов по­ве­де­ния в про­шлом. Ди­а­гноз в тер­ми­нах стан­дарт­ной клас­си­фи­ка­ции те­ра­пев­ти­че­ски не оправ­дан. Те­ра­пия ос­но­вы­ва­ет­ся на струк­тур­ном ди­а­гно­зе.


Те­ра­пев­ти­че­ский про­цесс

Це­ли те­ра­пии

Хо­тя при­ве­ден­ное ни­же вы­ска­зы­ва­ние от­но­сит­ся к кон­тек­сту груп­по­во­го ле­че­ния, оно так­же при­ме­ни­мо и к ин­ди­ви­ду­аль­но­му ле­че­нию.

"Учи­ты­вая об­ще­при­ня­тое мне­ние о том, что пси­хи­ат­ри­че­ские па­ци­ен­ты на­хо­дят­ся в со­сто­я­нии за­ме­ша­тель­ства, за­да­ча пси­хо­те­ра­пии, та­ким об­ра­зом, со­сто­ит в том, чтобы вы­ве­сти их из за­ме­ша­тель­ства хо­ро­шо спла­ни­ро­ван­ны­ми дей­стви­я­ми по ана­ли­зу и син­те­зу. В наи­бо­лее об­щих тер­ми­нах эти дей­ствия бу­дут вклю­чать обез­за­ра­жи­ва­ние, вос­ста­нов­ле­ние ка­тек­си­са, пе­ре­ори­ен­та­цию и кла­ри­фи­ка­цию" (Berne, 1966, р. 213).

Тран­сакт­ный ана­лиз не удо­воль­ству­ет­ся улуч­ше­ни­ем, или про­грес­сом, де­ла­ю­щим из па­ци­ен­тов бо­лее при­спо­соб­лен­ных Ля­гу­шек, он на­це­лен на ис­це­ле­ние и пре­вра­ще­ние ши­зо­фре­ни­ков в неши­зо­фре­ни­ков, или Ля­гу­шек в Прин­цев или Прин­цесс (см. Berne, 1966, р. 290).

В струк­тур­ных тер­ми­нах те­ра­пия пы­та­ет­ся ста­би­ли­зи­ро­вать и обез­за­ра­зить Взрос­ло­го; при его гла­вен­стве мо­жет быть пе­ре­смот­ре­но ран­нее ре­ше­ние Взрос­ло­го, при­вед­шее к пси­хо­па­то­ло­ги­че­ской по­зи­ции, вос­ста­нов­ле­ны от­но­ше­ния с Ро­ди­те­лем. Мо­жет быть при­ня­та по­зи­ция "я о'кей; ты о'кей". Вме­сте с тем Берн (Berne, 1961), по-ви­ди­мо­му, при­зна­ет в ка­че­стве за­дач те­ра­пии нев­ро­зов кон­троль симп­то­мов, ослаб­ле­ние симп­то­мов и со­ци­аль­ный кон­троль, од­на­ко "глав­ной за­да­чей тран­закт­но­го ана­ли­за яв­ля­ет­ся струк­тур­ная ре­адап­та­ция и ре­ин­те­гра­ция" (р. 224).


Эта­пы пси­хо­те­ра­пии

Те­ра­пев­ти­че­ский про­цесс тре­бу­ет, во-пер­вых, пе­ре­строй­ки и, во-вто­рых, ре­ор­га­ни­за­ции. Пе­ре­строй­ка "за­клю­ча­ет­ся в кла­ри­фи­ка­ции и опре­де­ле­нии гра­ниц "Я" за счет та­ких про­цес­сов, как ди­а­гно­сти­че­ское очи­ще­ние и обез­за­ра­жи­ва­ние". Ре­ор­га­ни­за­ция за­клю­ча­ет­ся в "пе­ре­рас­пре­де­ле­нии ка­тек­си­са через из­би­ра­тель­но спла­ни­ро­ван­ную ак­ти­ва­цию кон­крет­ных Я-со­сто­я­ний с це­лью уста­нов­ле­ния ге­ге­мо­нии Взрос­ло­го через со­ци­аль­ный кон­троль. Ре­ор­га­ни­за­ция обыч­но ха­рак­те­ри­зу­ет­ся пе­ре­вос­пи­та­ни­ем Ре­бен­ка, с ис­прав­ле­ни­ем или за­ме­ще­ни­ем Ро­ди­те­ля. За ди­на­ми­че­ским эта­пом ре­ор­га­ни­за­ции идет вто­рич­ный ана­ли­ти­че­ский этап, ко­гда пы­та­ют­ся вы­ве­сти из за­ме­ша­тель­ства Ре­бен­ка" (Berne, 1961, р. 224). В пси­хо­те­ра­пии вы­де­ля­ет­ся несколь­ко ша­гов или эта­пов, при­чем те­ра­пия мо­жет за­вер­шить­ся успе­хом лю­бо­го из них. Тер­мин "тран­закт­ный ана­лиз" от­но­сит­ся ко все­му про­цес­су в це­лом, хо­тя так на­зы­ва­ет­ся и один из эта­пов.

1. Струк­тур­ный ана­лиз. Струк­тур­ный ана­лиз вклю­ча­ет опи­са­тель­ное ис­сле­до­ва­ние Я-со­сто­я­ний в на­прав­ле­ни­ях, о ко­то­рых шла речь в раз­де­ле, по­свя­щен­ном пси­хо­па­то­ло­гии, чтобы обез­за­ра­зить Взрос­ло­го, опре­де­лить гра­ни­цы "Я", уси­лить кон­троль со сто­ро­ны Взрос­ло­го. "Цель этой про­це­ду­ры со­сто­ит в вос­ста­нов­ле­нии до­ми­ни­ру­ю­ще­го по­ло­же­ния спо­соб­ных к про­вер­ке ре­аль­но­сти Я-со­сто­я­ний (Взрос­лый) и осво­бож­де­нии их от за­ра­же­ния ар­ха­и­че­ски­ми и чу­же­род­ны­ми эле­мен­та­ми Ре­бен­ка и Ро­ди­те­ля" (Berne, 1961, р. 22). Вполне воз­мож­но, что даль­ней­шее ле­че­ние по­сле струк­тур­но­го ана­ли­за боль­ше не по­тре­бу­ет­ся. Па­ци­ент с до­ста­точ­но силь­ным "Я" или Взрос­лым "Я", как пра­ви­ло, ре­а­ги­ру­ет ак­ти­ва­ци­ей Взрос­ло­го Я-со­сто­я­ния, ста­но­вясь бо­лее ра­цио­наль­ным и объ­ек­тив­ным, в от­но­ше­нии как са­мо­го се­бя, так и окру­жа­ю­щей дей­стви­тель­но­сти. Ре­зуль­та­том яв­ля­ет­ся ста­би­ли­за­ция, при ко­то­рой ис­пол­ни­тель­ная власть пе­ре­хо­дит ко Взрос­ло­му, а со­сто­я­ния Ро­ди­те­ля и Ре­бен­ка мо­гут быть вы­зва­ны, ко­гда это же­ла­тель­но.

2. Из­ме­ня­е­мая часть тран­закт­но­го ана­ли­за. По­сле струк­тур­но­го ана­ли­за те­ра­пия мо­жет за­вер­шить­ся, па­ци­ент мо­жет быть на­прав­лен на пси­хо­ана­лиз или при­сту­пить к тран­закт­но­му ана­ли­зу. За­да­ча тран­закт­но­го ана­ли­за со­сто­ит в со­ци­аль­ном кон­тро­ле; "ина­че го­во­ря, речь идет о кон­тро­ле над склон­но­стью ин­ди­ви­да ма­ни­пу­ли­ро­вать окру­жа­ю­щи­ми в де­струк­тив­ной и вред­ной ма­не­ре, а так­же над его склон­но­стью сле­по ре­а­ги­ро­вать на ма­ни­пу­ля­ции окру­жа­ю­щих" (Berne, 1961, р. 23). Есте­ствен­ной сре­дой для тран­закт­но­го ана­ли­за слу­жит груп­па. Тран­сак­ции ана­ли­зи­ру­ют­ся в тер­ми­нах их до­пол­ни­тель­но­сти или пе­ре­се­че­ния, а так­же зна­че­ния для участ­ни­ков. Те­ра­пия мо­жет за­вер­шить­ся на этом эта­пе.

3. Ана­лиз вре­мя­пре­про­вож­де­ния и игр. Ана­лиз про­тя­жен­ных тран­сак­ций про­во­дит­ся в рам­ках вре­мя­пре­про­вож­де­ния, ко­то­рым от­во­дят­ся на­чаль­ные эта­пы груп­по­вой те­ра­пии, а так­же игр. Иг­ры ин­ди­ви­да оце­ни­ва­ют­ся с точ­ки зре­ния пер­вич­ных вы­год (внеш­них и внут­рен­них), вто­рич­ных вы­год, со­ци­аль­ных и био­ло­ги­че­ских вы­год (за­ме­на изо­ля­ции сти­му­ля­ци­ей). За­да­ча ана­ли­за игр - сво­бо­да от иг­ры в близ­ких вза­и­мо­от­но­ше­ни­ях или, с прак­ти­че­ской точ­ки зре­ния, сво­бо­да вы­би­рать иг­ры, то­го, с кем иг­ра­ешь или не иг­ра­ешь, и как да­ле­ко за­хо­дишь в сво­ей иг­ре. Тран­сакт­ное груп­по­вое ле­че­ние со­сре­до­то­че­но на ана­ли­зе иг­ры.

4. Ана­лиз сце­на­ри­ев. Сце­на­рии разыг­ры­ва­ют­ся в груп­пе. За­да­ча сце­нар­но­го ана­ли­за со­сто­ит "в за­кры­тии ста­ро­го шоу и по­ста­нов­ке луч­ше­го", или в осво­бож­де­нии па­ци­ен­та от на­вяз­чи­во­го пе­ре­жи­ва­ния из­на­чаль­ной ка­та­стро­фы, на ко­то­рой ба­зи­ру­ет­ся сце­на­рий. "По­сколь­ку сце­на­рии слиш­ком слож­ны и пол­ны ин­ди­ви­ду­аль­ных осо­бен­но­стей, невоз­мож­но про­ве­сти адек­ват­ный сце­нар­ный ана­лиз в рам­ках од­ной толь­ко груп­по­вой те­ра­пии" (Berne, 1961, р. 118).

Сце­на­рии мо­гут ни­где не про­яв­лять­ся, за ис­клю­че­ни­ем про­дви­ну­той груп­пы или в сно­ви­де­ни­ях. По­мощь в вы­яв­ле­нии и по­ни­ма­нии сце­на­рия ока­зы­ва­ет сце­нар­ная мат­ри­ца. "Сце­нар­ная мат­ри­ца пред­став­ля­ет со­бой диа­грам­му для ил­лю­стра­ции и ана­ли­за ди­рек­тив (со­об­ще­ний), пе­ре­дан­ных от ро­ди­те­лей и пра­ро­ди­те­лей на­сто­я­ще­му по­ко­ле­нию. Боль­шой объ­ем ин­фор­ма­ции мо­жет быть сжат и эле­гант­но пред­став­лен в ви­де от­но­си­тель­но про­сто­го изоб­ра­же­ния" (Berne, 1972, р. 279). Этот при­ем поз­во­ля­ет па­ци­ен­ту уви­деть, как Я-со­сто­я­ния ро­ди­те­лей и пра­ро­ди­те­лей и их ди­рек­ти­вы пе­ре­да­лись и уко­ре­ни­лись в его соб­ствен­ных Я-со­сто­я­ни­ях.

У па­ци­ен­тов, об­ра­тив­ших­ся к пси­хо­те­ра­пев­ту, жиз­нен­ные сце­на­рии ча­ще тра­ги­че­ские, чем кон­струк­тив­ные. За­да­ча те­ра­пии - по­мочь па­ци­ен­ту пре­одо­леть сце­на­рий, уста­но­вив кон­троль Взрос­ло­го над сво­ей жиз­нью. Это не зна­чит, что Взрос­лый функ­ци­о­ни­ру­ет с ис­клю­че­ни­ем со­от­вет­ству­ю­щих со­сто­я­ний Ро­ди­те­ля и Ре­бен­ка. Это ста­биль­ное со­сто­я­ние, при ко­то­ром ин­ди­вид спо­со­бен по же­ла­нию на­пол­нять то или иное со­сто­я­ние пси­хи­че­ской энер­ги­ей. Уход от сце­на­рия да­ет че­ло­ве­ку воз­мож­ность жить в ре­аль­ном ми­ре. Наи­бо­лее эф­фек­тив­ным спо­со­бом уво­да па­ци­ен­та из сце­на­рия яв­ля­ет­ся ин­ди­ви­ду­аль­ное ле­че­ние, да­ю­щее наи­бо­лее дей­ствен­ный при­мер ан­тисце­на­рия. Для до­сти­же­ния стой­ко­го эф­фек­та необ­хо­ди­ма и даль­ней­шая ра­бо­та. Вме­ша­тель­ство про­во­дит­ся в фор­ме раз­ре­ше­ния Ре­бен­ку не под­да­вать­ся на ро­ди­тель­ские про­во­ка­ции и пред­пи­са­ния.

5. Ана­лиз вза­и­мо­от­но­ше­ний. Ана­лиз вза­и­мо­от­но­ше­ний ка­са­ет­ся пре­иму­ще­ствен­но су­пру­же­ских от­но­ше­ний и свя­зей или фор­ми­ру­ю­щих­ся свя­зей. Он про­во­дит­ся в при­сут­ствии обо­их за­ин­те­ре­со­ван­ных лиц, хо­тя па­ци­ент ино­гда вос­при­ни­ма­ет это как по­пыт­ку ока­зать дав­ле­ние на при­ня­тие ре­ше­ний.

В неко­то­рых слу­ча­ях мо­жет по­тре­бо­вать­ся струк­тур­ный ана­лиз вто­ро­го по­ряд­ка,ко­то­рый вклю­ча­ет при­зна­ние и ана­лиз слож­ных Я-со­сто­я­ний. Ро­ди­тель, на­при­мер, вклю­ча­ет ма­те­рин­ские и от­цов­ские эле­мен­ты, каж­дый из ко­то­рых име­ет соб­ствен­ные ком­по­нен­ты Ро­ди­те­ля, Взрос­ло­го и Ре­бен­ка. Я-со­сто­я­ние Ре­бен­ка вклю­ча­ет ком­по­нен­ты Ро­ди­те­ля, Взрос­ло­го и Ре­бен­ка, при­чем по­след­ний яв­ля­ет­ся ар­ха­и­че­ским Я-со­сто­я­ни­ем в рам­ках об­ще­го Я-со­сто­я­ния Ре­бен­ка.


При­ме­не­ние и тех­ни­ки

Пси­хо­те­ра­певт ру­ко­вод­ству­ет­ся тре­мя ло­зун­га­ми, как их на­зы­ва­ет Берн, ко­то­рые за­им­ство­ва­ны из ме­ди­ци­ны.

"1. Глав­ное - не на­вре­дить. Преж­де все­го пси­хо­те­ра­певт не дол­жен при­чи­нять вред. Вме­ша­тель­ство долж­но про­во­дить­ся толь­ко в слу­чае необ­хо­ди­мо­сти и до необ­хо­ди­мой сте­пе­ни.

2. Це­ли­тель­ная си­ла при­ро­ды. Ор­га­низм име­ет внут­ренне стрем­ле­ние к здо­ро­вью, что ка­са­ет­ся как пси­хо­ло­ги­че­ско­го, так и физи­че­ско­го ас­пек­тов. За­да­ча пси­хо­те­ра­пев­та со­сто­ит в устра­не­нии пре­пят­ствий к есте­ствен­но­му ис­це­ле­нию и ро­сту.

3. Я лишь вра­чую, ис­це­ля­ет Бог. Пси­хо­те­ра­певт ока­зы­ва­ет па­ци­ен­ту по­мощь, но ис­це­ля­ет его Бог; ина­че го­во­ря, пси­хо­те­ра­певт про­во­дит наи­бо­лее под­хо­дя­щее в дан­ном слу­чае вме­ша­тель­ство, из­бе­гая при­чи­нять па­ци­ен­ту вред или боль, осталь­ное до­вер­ша­ет при­ро­да" (Berne, 1966, pp. 62-63).

Пе­ред те­ра­пи­ей за­клю­ча­ет­ся со­гла­ше­ние, или кон­тракт. Па­ци­ен­тов рас­спра­ши­ва­ют, с ка­кой це­лью они при­шли к пси­хо­те­ра­пев­ту. Ес­ли па­ци­ен­ты мо­гут чет­ко ска­зать, че­го хо­тят, пси­хо­те­ра­певт пред­ла­га­ет им по­се­тить несколь­ко сес­сий, чтобы оце­нить ме­то­ды его ра­бо­ты. Пер­вы­ми за­да­ча­ми, ко­то­рые ста­вит па­ци­ент и при­ни­ма­ет пси­хо­те­ра­певт, мо­гут быть ослаб­ле­ние симп­то­ма­ти­ки или со­ци­аль­ный кон­троль. Пси­хо­те­ра­певт мо­жет иметь со­всем иную цель, од­на­ко до­сти­же­ние ее на вре­мя от­кла­ды­ва­ет­ся до под­пи­са­ния кон­трак­та. Та­ким об­ра­зом, кон­тракт об­суж­да­ет­ся не пе­ред на­ча­лом, а в про­цес­се те­ра­пии и из­ме­ня­ет­ся по хо­ду ле­че­ния.

Ме­то­ды и тех­ни­ки тран­закт­но­го ана­ли­за, од­на­ко, опи­са­ны не очень чет­ко. (Сам Берн си­сте­ма­ти­че­ски их не об­суж­дал.) Ме­тод ил­лю­стри­ру­ет­ся ито­га­ми кон­крет­ных вме­ша­тельств или крат­ких фраг­мен­тов, ко­то­рые да­же не яв­ля­ют­ся сте­но­грам­ма­ми, а лишь ре­кон­струк­ци­ей ин­тер­вью. При этом де­ла­ет­ся ак­цент на ин­ди­ви­ду­а­ли­за­ции ле­че­ния. Берн (Berne, 1961) пи­сал: "К со­жа­ле­нию, весь­ма труд­но дать ка­кие-ли­бо ре­ко­мен­да­ции, кро­ме об­щих пред­ло­же­ний, по ра­бо­те с людь­ми, ко­то­рые по опре­де­ле­нию чрез­вы­чай­но ин­ди­ви­ду­аль­ны" (р. 152).

Об­щий ме­тод со­сто­ит: 1) из вы­яв­ле­ния, ука­за­ния и обо­зна­че­ния пер­во­ис­точ­ни­ков по­ве­де­ния в тер­ми­нах Я-со­сто­я­ний или их за­ра­же­ния, с по­сле­ду­ю­щим обез­за­ра­жи­ва­ни­ем их через объ­яс­не­ние (струк­тур­ный ана­лиз), а так­же 2) из вы­яв­ле­ния, ука­за­ния и обо­зна­че­ния тран­сак­ций, вре­мя­пре­про­вож­де­ния, игр и сце­на­ри­ев (тран­закт­ный ана­лиз). Это пред­по­ла­га­ет обу­че­ние: в част­но­сти, па­ци­ен­та "учи­ли раз­ли­чать ре­ак­ции сво­е­го Ро­ди­те­ля, Взрос­ло­го и Ре­бен­ка со­от­вет­ствен­но, на то, что ему го­во­рит пси­хо­те­ра­певт и дру­гие лю­ди" (Berne, 1961, р. 151). Па­ци­ен­тов обу­ча­ют ос­но­вам тео­рии и кон­цеп­ций Я-со­сто­я­ний, игр и т. д., уже на пер­вых ин­тер­вью.

Берн да­ет неко­то­рые ре­ко­мен­да­ции для на­чи­на­ю­ще­го пси­хо­те­ра­пев­та, в част­но­сти:

1. Преж­де все­го на­учи­тесь от­ли­чать Взрос­ло­го от Ре­бен­ка; Ро­ди­тель про­явит­ся поз­же.

2. До­жди­тесь, по­ка па­ци­ент при­ве­дет, как ми­ни­мум, три при­ме­ра или ди­а­гно­сти­че­ские ил­лю­стра­ции, преж­де чем вво­дить со­от­вет­ству­ю­щую си­сте­му кон­цеп­ций.

3. Впо­след­ствии ди­а­гноз Ро­ди­те­ля или Ре­бен­ка сле­ду­ет под­твер­дить кон­крет­ным ис­то­ри­че­ским ма­те­ри­а­лом.

4. Осо­знай­те, что три Я-со­сто­я­ния сле­ду­ет вос­при­ни­мать бук­валь­но, слов­но па­ци­ент вме­ща­ет трех раз­ных лю­дей. Пси­хо­те­ра­певт так­же дол­жен при­зна­вать свои соб­ствен­ные три Я-со­сто­я­ния и их вли­я­ние на те­ра­пию.

5. Необ­хо­ди­мо ис­хо­дить из то­го, что каж­дый па­ци­ент име­ет Взрос­ло­го; про­бле­ма со­сто­ит в его под­пит­ке пси­хи­че­ской энер­ги­ей.

6. Ре­бен­ка от­ли­ча­ет не дет­скость, а ре­бяч­ли­вость, Ре­бе­нок об­ла­да­ет по­тен­ци­аль­но цен­ны­ми ка­че­ства­ми.

7. Па­ци­ент дол­жен пе­ре­жить Я-со­сто­я­ние Ре­бен­ка, а не про­сто при­пом­нить свои пе­ре­жи­ва­ния (ана­лиз ре­грес­сии).

8. Вре­мя­пре­про­вож­де­ние и иг­ры не есть при­выч­ки, уста­нов­ки или слу­чай­ные со­бы­тия; они со­став­ля­ют боль­шую часть де­я­тель­но­сти па­ци­ен­та.

9. "Иде­аль­ным бы­ло бы точ­ное по­па­да­ние "в яб­лоч­ко", при­ем­ле­мое и зна­чи­мое вме­ша­тель­ство для всех трех ас­пек­тов лич­но­сти па­ци­ен­та, по­сколь­ку все они слы­шат ска­зан­ное" (Berne, 1961, р. 237). Вме­ша­тель­ство со­зна­ет­ся все­ми тре­мя Я-со­сто­я­ни­я­ми.

10. Но­ви­чок, ско­рее все­го, ис­пы­та­ет опре­де­лен­ные труд­но­сти при осво­е­нии тер­ми­но­ло­гии, од­на­ко это пред­ска­зу­е­мая часть осво­е­ния лю­бой но­вой си­сте­мы.

Пси­хо­те­ра­певт дол­жен ве­сти за­ин­те­ре­со­ван­ное на­блю­де­ние, опи­ра­ясь на все ор­га­ны чувств, в част­но­сти на зре­ние и слух. "На­блю­де­ние ле­жит в ос­но­ве лю­бой хо­ро­шей кли­ни­че­ской ра­бо­ты, оно име­ет при­о­ри­тет пе­ред тех­ни­ка­ми" (Berne, 1966, pp. 65-66). Пси­хо­те­ра­певт от­ме­ча­ет на­ча­ло ве­ге­та­тив­ных про­яв­ле­ний, в част­но­сти по­крас­не­ние, серд­це­би­е­ние, пот­ли­вость, тре­мор, а так­же за­рож­де­ние та­ких чувств, как на­пря­же­ние, воз­буж­де­ние, ярость, плач, смех, сек­су­аль­ные про­яв­ле­ния, вни­ма­тель­но на­блю­да­ет за ма­не­рой дер­жать­ся, по­зой, дви­же­ни­я­ми, же­ста­ми, ми­ми­кой ли­ца, по­дер­ги­ва­ни­ем от­дель­ных мышц, пуль­са­ци­ей со­су­дов, мест­ны­ми ва­зо­мо­тор­ны­ми и пи­ло­ро­мо­тор­ны­ми яв­ле­ни­я­ми, сгла­ты­ва­ни­ем. Вы­ра­же­ние ли­ца и же­сты мо­гут вы­дать "скры­тые" мыс­ли за счет несо­от­вет­ствия сло­вам или друг дру­гу.

Ви­зу­аль­ное на­блю­де­ние долж­но до­пол­нять­ся вни­ма­тель­ным слу­ша­ни­ем, в том чис­ле со­пут­ству­ю­щих рас­ска­зу па­ци­ен­та зву­ков: каш­ля, вздо­хов, пла­ча или сме­ха. Бо­лее тон­кое слу­хо­вое на­блю­де­ние мо­жет по­тре­бо­вать от пси­хо­те­ра­пев­та пол­но­го вни­ма­ния в ущерб ви­зу­аль­но­му, чтобы иметь воз­мож­ность сле­дить за темб­ром, рит­мом, ин­то­на­ци­ей ре­чи, ана­ли­зи­ро­вать сло­вар­ный за­пас па­ци­ен­та. Па­ци­ен­ты го­во­рят тре­мя го­ло­са­ми в за­ви­си­мо­сти от ак­ти­ви­ро­ван­но­го Я-со­сто­я­ния: Ро­ди­те­ля, Взрос­ло­го или Ре­бен­ка.

Эти на­блю­де­ния крайне важ­ны и долж­ны пред­ше­ство­вать при­ме­не­нию тех­ник. Кро­ме то­го, при­о­ри­тет­ное зна­че­ние име­ют лич­ный ин­те­рес и за­бо­та о па­ци­ен­те и его бла­го­по­лу­чии.


Те­ра­пев­ти­че­ские дей­ствия

В про­цес­се про­ве­де­ния груп­по­вой те­ра­пии Берн рас­смат­ри­ва­ет во­семь ка­те­го­рий те­ра­пев­ти­че­ских опе­ра­ций, или ос­нов­ных тех­ник, тран­закт­но­го ана­ли­за. Каж­дая со­про­вож­да­ет­ся опре­де­лен­ны­ми ре­ко­мен­да­ци­я­ми. Пер­вые че­ты­ре опе­ра­ции счи­та­ют­ся про­сты­ми вме­ша­тель­ства­ми.Осталь­ные яв­ля­ют­ся ин­тер­по­зи­ци­я­ми,цель ко­то­рых укре­пить Взрос­ло­го, по­ме­стив нечто меж­ду ним и дру­ги­ми Я-со­сто­я­ни­я­ми (Ро­ди­те­ля и Ре­бен­ка), чтобы па­ци­ен­ту бы­ло труд­нее со­скаль­зы­вать в со­сто­я­ние Ро­ди­те­ля или Ре­бен­ка.

1. Рас­спрос. Рас­спрос про­во­дит­ся для уточ­не­ния кли­ни­че­ски важ­ных мо­мен­тов. Эта тех­ни­ка ис­поль­зу­ет­ся толь­ко в том слу­чае, ес­ли пси­хо­те­ра­певт уве­рен, что от­ве­ча­ет ему Взрос­лый па­ци­ен­та. Как пра­ви­ло, рас­спрос про­во­дит­ся лишь для по­лу­че­ния све­де­ний, необ­хо­ди­мых в дан­ный мо­мент, ина­че па­ци­ент мо­жет на­чать иг­ру в "сбор пси­хи­ат­ри­че­ско­го ана­мне­за".

2. Кон­кре­ти­за­ция. За­да­чей при­ме­не­ния дан­ной тех­ни­ки яв­ля­ет­ся фик­са­ция неко­то­рых ве­щей в уме па­ци­ен­та: пси­хо­те­ра­певт со­гла­ша­ет­ся со ска­зан­ным, по­вто­ря­ет (от­ра­жа­ет) сло­ва па­ци­ен­та или ин­фор­ми­ру­ет его об этом. Тех­ни­ка ис­поль­зу­ет­ся с це­лью про­фи­лак­ти­ки от­ри­ца­ния па­ци­ен­том ска­зан­но­го или под­ра­зу­ме­ва­е­мо­го или в ка­че­стве под­го­тов­ки к объ­яс­не­нию.

3. Кон­фрон­та­ция. При кон­фрон­та­ции пси­хо­те­ра­певт ис­поль­зу­ет ра­нее по­лу­чен­ную ин­фор­ма­цию, по­ка­зы­вая ее непо­сле­до­ва­тель­ность. За­да­чей яв­ля­ет­ся под­пит­ка пси­хи­че­ской энер­ги­ей неза­ра­жен­ных ча­стей Взрос­ло­го Я-со­сто­я­ния па­ци­ен­та. В слу­чае успе­ха па­ци­ент от­ре­а­ги­ру­ет ин­сай­том. Тех­ни­ка при­ме­ня­ет­ся, ко­гда па­ци­ент разыг­ры­ва­ет из се­бя "ду­рач­ка" или ко­гда не спо­со­бен осо­знать непо­сле­до­ва­тель­ность ин­фор­ма­ции.

4. Объ­яс­не­ние. Объ­яс­не­ние ис­поль­зу­ет­ся с це­лью уси­ле­ния, обез­за­ра­жи­ва­ния или пе­ре­ори­ен­та­ции Взрос­ло­го у па­ци­ен­та. Тех­ни­ка при­ме­ня­ет­ся при до­ста­точ­ной под­го­тов­ке па­ци­ен­та, ко­гда пси­хо­те­ра­пев­та го­тов вы­слу­шать Взрос­лый; ее мож­но ис­поль­зо­вать и в том слу­чае, ко­гда па­ци­ент ко­леб­лет­ся меж­ду иг­рой и об­ра­ще­ни­ем к се­бе. Объ­яс­не­ния долж­ны быть крат­ки­ми, ина­че мо­жет на­чать­ся иг­ра "пси­хи­ат­рия - тран­закт­ный тип".

5. Ил­лю­стра­ция. "Ил­лю­стра­ция пред­став­ля­ет со­бой рас­сказ или срав­не­ние, сле­ду­ю­щие по­сле успеш­ной кон­фрон­та­ции, с це­лью под­креп­ле­ния до­стиг­ну­тых ре­зуль­та­тов и смяг­че­ния воз­мож­ных неже­ла­тель­ных эф­фек­тов" (Berne, 1966, р. 237). Ил­лю­стра­ции мо­гут при­во­дить­ся непо­сред­ствен­но по­сле кон­фрон­та­ции или быть от­ло­же­ны "от де­ся­ти ми­нут до де­ся­ти недель", чтобы па­ци­ент мог успо­ко­ить­ся и толь­ко по­сле это­го по­лу­чить до­пол­ни­тель­ный тол­чок. Ил­лю­стра­ции долж­ны быть лег­ки­ми, жи­вы­ми или с от­тен­ком юмо­ра; кро­ме то­го, они долж­ны быть по­нят­ны не толь­ко Взрос­ло­му, но и Ре­бен­ку па­ци­ен­та. Та­ким об­ра­зом, ил­лю­стра­ции ис­поль­зу­ют­ся при усло­вии вни­ма­ния со сто­ро­ны Взрос­ло­го и так, чтобы это мог слы­шать и Ре­бе­нок. При­чем пси­хо­те­ра­певт дол­жен быть уве­рен, что Ро­ди­тель в па­ци­ен­те не воз­об­ла­да­ет. Кро­ме то­го, ил­лю­стра­ции ис­поль­зу­ют­ся еще и за­тем, чтобы дать па­ци­ен­ту по­нять: те­ра­пия не все­гда про­хо­дит в тор­же­ствен­ной об­ста­нов­ке. Сле­ду­ет иметь в ви­ду, что пси­хо­те­ра­певт не дол­жен быть един­ствен­ным, кто сме­ет­ся над шут­кой.

6. Под­твер­жде­ние. По ме­ре укреп­ле­ния Взрос­ло­го па­ци­ент предо­став­ля­ет ма­те­ри­ал для под­твер­жде­ния сво­ей кон­фрон­та­ции, этот ма­те­ри­ал пси­хо­те­ра­певт впо­след­ствии под­креп­ля­ет под­твер­жде­ни­ем. Тех­ни­ка при­ме­ня­ет­ся при усло­вии, что Взрос­лый до­ста­точ­но окреп и спо­со­бен по­ме­шать Ро­ди­те­лю в ис­поль­зо­ва­нии ин­фор­ма­ции про­тив Ре­бен­ка или Ре­бен­ку в ис­поль­зо­ва­нии ее про­тив пси­хо­те­ра­пев­та. Не сле­ду­ет ис­поль­зо­вать дан­ную тех­ни­ку в слу­чае неуспе­ха пред­ше­ству­ю­щей кон­фрон­та­ции и ил­лю­стра­ции.

7. Ин­тер­пре­та­ция. Ес­ли тех­ни­ки, о ко­то­рых шла речь вы­ше, при­ве­ли к под­пит­ке энер­ги­ей и обез­за­ра­жи­ва­нию Взрос­ло­го, став­ше­го в ре­зуль­та­те бо­лее силь­ным и ком­пе­тент­ным, пси­хо­те­ра­певт мо­жет при­сту­пить к за­вер­ша­ю­ще­му эта­пу чи­сто­го тран­закт­но­го ана­ли­за, кри­стал­ли­зуя си­ту­а­цию и обес­пе­чи­вая па­ци­ен­ту ослаб­ле­ние симп­то­ма­ти­ки и со­ци­аль­ный кон­троль. Ес­ли да­же не уда­лось вы­ве­сти Ре­бен­ка из со­сто­я­ния за­ме­ша­тель­ства, па­ци­ент мо­жет про­дол­жать ид­ти по пу­ти улуч­ше­ния при усло­вии на­ли­чия у Взрос­ло­го ис­пол­ни­тель­ной вла­сти. Од­на­ко пси­хо­те­ра­певт мо­жет от­ло­жить кри­стал­ли­за­цию, по­ка Ре­бе­нок не бу­дет вы­ве­ден из за­ме­ша­тель­ства с по­мо­щью пси­хо­ди­на­ми­че­ской ин­тер­пре­та­ции ор­то­док­саль­но­го пси­хо­ана­ли­за. Еще од­ной аль­тер­на­ти­вой бу­дет от­ло­жить ин­тер­пре­та­цию, по­ка не удаст­ся ста­би­ли­зи­ро­вать Взрос­ло­го. По­след­нее мо­жет быть пред­по­чти­тель­нее, по­сколь­ку па­ци­ент смо­жет успеш­но функ­ци­о­ни­ро­вать в по­все­днев­ной жиз­ни, па­рал­лель­но за­ни­ма­ясь вос­пи­та­ни­ем "се­мьи". Пси­хо­ана­лиз пред­по­ла­га­ет необ­хо­ди­мость от­ло­жить улуч­шен­ное функ­ци­о­ни­ро­ва­ние до за­вер­ше­ния те­ра­пии.

Ин­тер­пре­та­ция "свя­за­на с па­то­ло­ги­ей Ре­бен­ка. Ре­бе­нок пред­став­ля­ет пси­хо­те­ра­пев­ту свои про­шлые пе­ре­жи­ва­ния в за­ко­ди­ро­ван­ной фор­ме, а за­да­ча пси­хо­те­ра­пев­та - их де­ко­ди­ро­вать и обез­вре­дить, устра­нить ис­ка­же­ния, по­мочь па­ци­ен­ту пе­ре­груп­пи­ро­вать пе­ре­жи­ва­ния. В этом про­цес­се луч­шим по­мощ­ни­ком яв­ля­ет­ся обез­за­ра­жен­ный Взрос­лый" (Berne, 1966, pp. 242-243).

Ре­бе­нок со­про­тив­ля­ет­ся, Ро­ди­тель так­же про­ти­вит­ся ин­тер­пре­та­ции, встав на за­щи­ту Ре­бен­ка. Ин­тер­пре­та­ция долж­на ис­поль­зо­вать­ся толь­ко в том слу­чае, ко­гда на сто­роне пси­хо­те­ра­пев­та на­хо­дит­ся Взрос­лый па­ци­ен­та, при­чем Взрос­лый, об­ла­да­ю­щий ис­пол­ни­тель­ной вла­стью, а так­же ко­гда пси­хо­те­ра­певт пря­мо не про­ти­во­сто­ит Ро­ди­те­лю и не тре­бу­ет слиш­ком мно­го­го от Ре­бен­ка. От име­ни пси­хо­те­ра­пев­та дол­жен вы­сту­пать его Взрос­лый, при­чем пси­хо­те­ра­пев­ту сле­ду­ет ис­поль­зо­вать свой ин­тел­лект, но не при­бе­гать к ин­тел­лек­ту­а­ли­за­ции.

8. Кри­стал­ли­за­ция.

"Тех­ни­че­ская за­да­ча ана­ли­за пе­ре­но­са со­сто­ит в при­ве­де­нии па­ци­ен­та в та­кое со­сто­я­ние, ко­гда кри­стал­ли­зу­ю­щие вы­ска­зы­ва­ния пси­хо­те­ра­пев­та ока­жут­ся эф­фек­тив­ны­ми. Кри­стал­ли­за­ция - это ха­рак­те­ри­сти­ка по­зи­ции па­ци­ен­та с точ­ки зре­ния Взрос­ло­го пси­хо­те­ра­пев­та, об­ра­щен­ная ко Взрос­ло­му па­ци­ен­та" (Berne, 1966, р. 245).

В дей­стви­тель­но­сти па­ци­ен­ту го­во­рит­ся, что он мо­жет пе­ре­стать иг­рать или мо­жет функ­ци­о­ни­ро­вать нор­маль­но, ес­ли за­хо­чет. При­чем вы­бор оста­ет­ся за па­ци­ен­том. Ре­бе­нок и Ро­ди­тель долж­ны быть со­от­вет­ству­ю­щим об­ра­зом под­го­тов­ле­ны. Ре­бе­нок и Взрос­лый на­хо­дят­ся в хо­ро­ших от­но­ше­ни­ях, по­это­му Ре­бе­нок при­ни­ма­ет кри­стал­ли­за­цию. Ро­ди­тель мо­жет ока­зать со­про­тив­ле­ние, на­блю­дая за укреп­ле­ни­ем здо­ро­вья Ре­бен­ка, и это со­про­тив­ле­ние необ­хо­ди­мо пре­одо­леть. Па­ци­ен­та нель­зя под­тал­ки­вать; ес­ли это сде­лать, его пси­хо­ло­ги­че­ское со­сто­я­ние мо­жет дей­стви­тель­но улуч­шить­ся, но од­новре­мен­но воз­ник­нут со­ма­ти­че­ские симп­то­мы, вплоть до пе­ре­ло­ма но­ги. Тран­сакт­ный ана­лиз за­вер­ша­ет­ся кри­стал­ли­за­ци­ей неза­ви­си­мо от то­го, бы­ла ис­поль­зо­ва­на ин­тер­пре­та­ция или нет.

При про­ве­де­нии всех этих те­ра­пев­ти­че­ских опе­ра­ций пси­хо­те­ра­пев­ту ре­ко­мен­ду­ет­ся сле­до­вать на три ша­га по­за­ди кли­ни­че­ско­го ма­те­ри­а­ла, ни­ко­гда не за­бе­гая впе­ред. Хо­тя не сле­ду­ет упус­кать ре­аль­но­го шан­са про­дви­же­ния впе­ред, пси­хо­те­ра­певт "не дол­жен си­лой пре­одоле­вать со­про­тив­ле­ние за ис­клю­че­ни­ем необ­хо­ди­мо­сти про­ве­рить ги­по­те­зу, хо­ро­шо про­ду­ман­ную и вполне кон­крет­ную" (Berne, 1966,р. 248). Кро­ме то­го, во всех сво­их дей­стви­ях (кро­ме опре­де­лен­ных ти­пов кон­фрон­та­ции), пси­хо­те­ра­певт дол­жен из­бе­гать пе­ре­се­ка­ю­щих­ся тран­сак­ций; ина­че го­во­ря, пси­хо­те­ра­пев­ту сле­ду­ет на­прав­лять вме­ша­тель­ство на то из Я-со­сто­я­ний па­ци­ен­та, ко­то­рое с боль­шей ве­ро­ят­но­стью на него от­ре­а­ги­ру­ет.

С боль­шин­ством па­ци­ен­тов пси­хо­те­ра­певт функ­ци­о­ни­ру­ет как Взрос­лый, хо­тя па­ци­ент ино­гда же­ла­ет ви­деть его в ро­ли Ро­ди­те­ля. Вре­мя от вре­ме­ни пси­хо­те­ра­певт все же мо­жет функ­ци­о­ни­ро­вать как Ро­ди­тель, в част­но­сти да­вая па­ци­ен­ту раз­ре­ше­ние за­нять­ся лю­би­мым де­лом или по­ру­чая вы­пол­нить ка­кое-ли­бо за­да­ние; тем са­мым пси­хо­те­ра­певт осво­бож­да­ет па­ци­ен­та от неже­ла­тель­ных ро­ди­тель­ских за­пре­тов и на­став­ле­ний. Ко­гда пси­хо­те­ра­певт функ­ци­о­ни­ру­ет как Взрос­лый, па­ци­ент мо­жет вос­при­ни­мать его как сво­е­го Ро­ди­те­ля. По­сле то­го как па­ци­ент при­ни­ма­ет соб­ствен­но­го Взрос­ло­го, у него от­па­да­ет необ­хо­ди­мость во Взрос­лом пси­хо­те­ра­пев­та, и те­ра­пия за­вер­ша­ет­ся.

При ра­бо­те с боль­ны­ми ши­зо­фре­ни­ей тре­бу­ют­ся мо­ди­фи­ка­ции вме­ша­тель­ства. Пси­хо­те­ра­певт мо­жет быть вы­нуж­ден функ­ци­о­ни­ро­вать как Ро­ди­тель, а не как Взрос­лый, на про­тя­же­нии боль­шей ча­сти, а то и все­го ле­че­ния. Как Ро­ди­тель пси­хо­те­ра­певт предо­став­ля­ет под­держ­ку (да­же про­стое по­гла­жи­ва­ние), ис­поль­зу­ет убеж­де­ние, уте­ше­ние и на­став­ле­ние.Вме­ша­тель­ства на уровне Ре­бен­ка (ко­гда пси­хо­те­ра­певт функ­ци­о­ни­ру­ет как Ре­бе­нок па­ци­ен­та) оправ­да­ны толь­ко при те­ра­пии де­тей; это­го не сле­ду­ет де­лать в ка­че­стве шут­ки. "Тран­сакт­ный ана­ли­тик не мо­жет поз­во­лить се­бе об­ман в ка­кой бы то ни бы­ло фор­ме, по­сколь­ку это­го до­ста­точ­но для на­ча­ла иг­ры с па­ци­ен­том" (Berne, 1966,р. 249). Во всех по­доб­ных си­ту­а­ци­ях, вы­сту­па­ет ли пси­хо­те­ра­певт в ка­че­стве Взрос­ло­го, Ро­ди­те­ля или Ре­бен­ка, это не иг­ра.

"Ес­ли пси­хо­те­ра­певт пы­та­ет­ся иг­рать роль пси­хо­те­ра­пев­та, он не смо­жет до­стичь мно­го­го с вос­при­им­чи­вы­ми па­ци­ен­та­ми. Ему над­ле­жит быть пси­хо­те­ра­пев­том. Со­чтя необ­хо­ди­мым ока­зать ро­ди­тель­скую под­держ­ку то­му или ино­му па­ци­ен­ту, пси­хо­те­ра­певт не иг­ра­ет роль ро­ди­те­ля; он осво­бож­да­ет соб­ствен­ное ро­ди­тель­ское Я-со­сто­я­ние. Пре­крас­ной про­вер­кой бу­дет по­пыт­ка "про­де­мон­стри­ро­вать" в при­сут­ствии кол­ле­ги свое Ро­ди­тель­ство по от­но­ше­нию к па­ци­ен­ту, к ко­то­ро­му он не ис­пы­ты­ва­ет ро­ди­тель­ских чувств. За­ме­тив иг­ру, чест­ный па­ци­ент вско­ре ука­жет на раз­ли­чия меж­ду уте­ша­ю­щим ро­ди­те­лем и сыг­ран­ной ро­лью уте­ша­ю­ще­го ро­ди­те­ля" (Berne, 1961, р. 233).

Ана­лиз ре­грес­сии. По­ми­мо этих вось­ми те­ра­пев­ти­че­ских опе­ра­ций ино­гда ис­поль­зу­ет­ся и бы­ва­ет весь­ма по­ле­зен ана­лиз ре­грес­сии. "Оп­ти­маль­ная си­ту­а­ция для ре­адап­та­ции и ре­ин­те­гра­ции лич­но­сти в це­лом пред­по­ла­га­ет эмо­цио­наль­ное за­яв­ле­ние Ре­бен­ка в при­сут­ствии Взрос­ло­го и Ро­ди­те­ля" (Berne, 1961, р. 224). Для это­го все три Я-со­сто­я­ния долж­ны быть осо­зна­ва­е­мы; в свя­зи с этим при об­на­ру­же­нии про­яв­ле­ний Ре­бен­ка от­ме­ня­ют­ся гип­ноз и нар­ко­ти­ки. В пси­хо­ана­ли­зе про­во­дит­ся ин­тер­пре­та­ция кос­вен­ных про­яв­ле­ний Ре­бен­ка, что яв­ля­ет­ся недо­ста­точ­ным. В тран­закт­ном ана­ли­зе при­зыв к Ре­бен­ку зву­чит в со­сто­я­нии бодр­ство­ва­ния. "Рас­суж­де­ния и опыт го­во­рят о том, что Ре­бе­нок наи­бо­лее сво­бод­но вы­ра­жа­ет се­бя пе­ред дру­гим Ре­бен­ком" (Berne, 1961, р. 225). Ана­лиз ре­грес­сии ос­но­ван на этом убеж­де­нии. По­лу­чен­ный ма­те­ри­ал мо­жет быть де­таль­но ис­сле­до­ван сов­мест­но с па­ци­ен­том.


Про­дол­жи­тель­ность и об­ласть при­ме­не­ния

Про­дол­жи­тель­ность. Про­дол­жи­тель­ность ле­че­ния, есте­ствен­но, ва­рьи­ру­ет в за­ви­си­мо­сти от кон­крет­но­го па­ци­ен­та и се­рьез­но­сти его про­блем. В неко­то­рых слу­ча­ях тран­закт­ный ана­лиз ока­зы­ва­ет­ся весь­ма непро­дол­жи­тель­ным, в част­но­сти ко­гда тре­бу­ет­ся про­ве­сти под­дер­жи­ва­ю­щую сес­сию про­шед­ше­му те­ра­пию па­ци­ен­ту; ко­гда про­бле­мы срав­ни­тель­но неве­ли­ки. В дру­гих слу­ча­ях ле­че­ние бу­дет по вполне по­нят­ным при­чи­нам бо­лее про­дол­жи­тель­ным, на­при­мер при вы­яв­ле­нии рас­стройств ха­рак­те­ра или дру­гой по­доб­ной па­то­ло­гии. Тран­сакт­ный ана­лиз мо­жет с успе­хом при­ме­нять­ся в ин­ди­ви­ду­аль­ной те­ра­пии, он так­же хо­ро­шо се­бя за­ре­ко­мен­до­вал в си­ту­а­ци­ях груп­по­вой те­ра­пии.


Об­ласть при­ме­не­ния.
Тран­сакт­ный ана­лиз мо­жет быть ис­поль­зо­ван при раз­лич­ных со­сто­я­ни­ях, от се­мей­ных и су­пру­же­ских про­блем до нев­ро­зов и лич­ност­ных рас­стройств. Вме­сте с тем, несмот­ря на кон­крет­ную па­то­ло­гию, чрез­вы­чай­но важ­но, чтобы па­ци­ент су­мел уло­вить, по­нять и на­учить­ся ис­поль­зо­вать кон­цеп­ции и прин­ци­пы тран­закт­но­го ана­ли­за. По­сколь­ку тран­закт­ный ана­лиз как про­цесс в зна­чи­тель­ной сте­пе­ни стро­ит­ся на обу­че­нии со сто­ро­ны пси­хо­те­ра­пев­та и на­уче­нии со сто­ро­ны па­ци­ен­та, необ­хо­ди­мым усло­ви­ем яв­ля­ет­ся спо­соб­ность па­ци­ен­тов осмыс­ли­вать и ис­поль­зо­вать при­об­ре­тен­ные уме­ния. Па­ци­ен­ты со зна­чи­тель­но на­ру­шен­ной спо­соб­но­стью к на­уче­нию (в част­но­сти, по при­чине пси­хо­ло­ги­че­ско­го рас­строй­ства или сни­жен­но­го ин­тел­лек­та) не смо­гут из­влечь из вме­ша­тель­ства поль­зу. Кро­ме то­го, важ­но, чтобы па­ци­ент был го­тов за­клю­чить кон­тракт на уча­стие в те­ра­пии и вы­пол­не­ние свя­зан­ных с этим обя­зан­но­стей. Па­ци­ен­тов, не же­ла­ю­щих за­клю­чать по­доб­ный кон­тракт, вряд ли мож­но счи­тать под­хо­дя­щи­ми кан­ди­да­та­ми для тран­закт­но­го ана­ли­за, неза­ви­си­мо от име­ю­щих­ся у них про­блем и тя­же­сти со­сто­я­ния.


При­мер из прак­ти­ки

При­ве­ден­ный ни­же при­мер за­им­ство­ван из кни­ги Бер­на "Тран­сакт­ный ана­лиз в пси­хо­те­ра­пии" (Berne, 1961, pp. 248-261) . Па­ци­ент­ка, жа­ло­вав­ша­я­ся на "де­прес­сии" с вне­зап­ным на­ча­лом и на труд­но­сти в об­ще­нии с сы­ном-под­рост­ком, уже име­ла опыт про­хож­де­ния те­ра­пии: Ано­ним­ные ал­ко­го­ли­ки, гип­ноз, пси­хо­те­ра­пия в со­че­та­нии с дзен и йо­гой. "Она вы­ра­жа­ла осо­бое рас­по­ло­же­ние к струк­тур­но­му и тран­закт­но­му ана­ли­зу и вско­ре ста­ла осу­ществ­лять со­ци­аль­ный кон­троль над иг­ра­ми, про­ис­хо­див­ши­ми меж­ду ней и му­жем, а так­же меж­ду ней и сы­ном. Фор­маль­ный ди­а­гноз зву­чал как ши­зо­и­сте­рия". Пред­ла­га­е­мый ма­те­ри­ал со­дер­жит ре­зю­ме и ком­мен­та­рии Бер­на о хо­де те­ра­пев­ти­че­ских сес­сий. Обо­зна­че­ние "Др. К" со­от­вет­ству­ет са­мо­му Бер­ну, пси­хо­те­ра­пев­ту.

"1. 1 ап­ре­ля

Па­ци­ент­ка яви­лась на пер­вое ин­тер­вью во­вре­мя. Она за­яви­ла, что бы­ла у дру­гих пси­хо­те­ра­пев­тов, од­на­ко разо­ча­ро­ва­лась и по­зво­ни­ла в му­ни­ци­паль­ную кли­ни­ку, где по­сле раз­го­во­ра с со­ци­аль­ным ра­бот­ни­ком по­лу­чи­ла на­прав­ле­ние к док­то­ру К. Ей бы­ло пред­ло­же­но про­дол­жить рас­сказ, по хо­ду ко­то­ро­го бы­ли за­да­ны со­от­вет­ству­ю­щие во­про­сы с це­лью вы­яс­нить ее пси­хи­ат­ри­че­скую ис­то­рию. Па­ци­ент­ка за­яви­ла, что в те­че­ние де­ся­ти лет стра­да­ет ал­ко­го­лиз­мом, по по­во­ду ко­то­ро­го ле­чи­лась в ор­га­ни­за­ции Ано­ним­ные Ал­ко­го­ли­ки. Она ве­дет от­счет сво­е­го пьян­ства с мо­мен­та раз­ви­тия пси­хо­за у ее ма­те­ри, ко­гда па­ци­ент­ке бы­ло 19 лет. В это же вре­мя, по сло­вам па­ци­ент­ки, у нее впер­вые воз­ник­ла и де­прес­сия. Бы­ло об­суж­де­но пред­ше­ству­ю­щее пси­хи­ат­ри­че­ское вме­ша­тель­ство. По­лу­че­на пред­ва­ри­тель­ная де­мо­гра­фи­че­ская ин­фор­ма­ция: па­ци­ент­ка бы­ла мест­ной уро­жен­кой, ей бы­ло 34 го­да, за­му­жем один раз, про­те­стант­ка, до­мо­хо­зяй­ка, име­ет сред­нее об­ра­зо­ва­ние, муж ра­бо­та­ет ме­ха­ни­ком. Вы­яс­ни­ли так­же про­фес­сию от­ца, про­дол­жи­тель­ность бра­ка, раз­ни­цу в воз­расте с бра­тья­ми и сест­ра­ми с точ­но­стью до ме­ся­ца, воз­раст де­тей. Пред­ва­ри­тель­ный опрос на пси­хо­трав­ми­ру­ю­щие со­бы­тия по­ка­зал, что отец силь­но пил, и ро­ди­те­ли раз­ве­лись, ко­гда па­ци­ент­ке бы­ло 7 лет.

Ме­ди­цин­ский ана­мнез ука­зы­вал на ча­стые го­лов­ные бо­ли, оне­ме­ние ру­ки и но­ги с од­ной сто­ро­ны, од­на­ко не бы­ло вы­яв­ле­но су­до­рог, ал­лер­ги­че­ских про­яв­ле­ний, кож­ных за­боле­ва­ний и дру­гих со­ма­ти­че­ских рас­стройств с яв­ны­ми пси­хи­ат­ри­че­ски­ми кор­ня­ми. Бы­ло от­ме­че­но, в ка­ком воз­расте па­ци­ент­ка пе­ре­жи­ла трав­мы, опе­ра­ции и се­рьез­ные за­боле­ва­ния. Про­ве­ден опрос на пред­мет вы­ра­жен­ной пси­хо­па­то­ло­гии в дет­стве, в част­но­сти сно­хож­де­ний, об­ку­сы­ва­ния ног­тей, ноч­ных кош­ма­ров, за­и­ка­ния, за­пи­на­ния, эну­ре­за, со­са­ния паль­цев и дру­гих до­школь­ных про­блем. Крат­ко про­ана­ли­зи­ро­ван школь­ный ана­мнез. От­ме­че­но воз­дей­ствие хи­ми­че­ских ве­ществ, в част­но­сти ле­кар­ствен­ных пре­па­ра­тов и вред­ных ве­ществ. Про­ве­де­но тща­тель­ное ис­сле­до­ва­ние пси­хи­че­ско­го ста­ту­са па­ци­ент­ки, в за­клю­че­ние ей пред­ло­жи­ли пе­ре­ска­зать лю­бой за­пом­нив­ший­ся ей сон. Вот что она рас­ска­за­ла: "Му­жа вы­та­щи­ли из во­ды. У него бы­ла по­вре­жде­на го­ло­ва, и я за­кри­ча­ла". Па­ци­ент­ка со­об­щи­ла, что ча­сто слы­шит внут­рен­ние го­ло­са, при­зы­ва­ю­щие ее к вы­здо­ров­ле­нию, а од­на­жды, два го­да на­зад, ей слы­шал­ся го­лос "извне". Это удо­вле­тво­ря­ло тре­бо­ва­ни­ям сбо­ра пред­ва­ри­тель­но­го ана­мне­за, по­сле че­го па­ци­ент­ке бы­ло поз­во­ле­но го­во­рить обо всем, что ей нра­вит­ся.

Об­суж­де­ние

Сбор ана­мне­за был тща­тель­но про­ду­ман, чтобы у па­ци­ент­ки сло­жи­лось впе­чат­ле­ние, буд­то ини­ци­а­ти­ва в раз­го­во­ре при­над­ле­жит ей, пси­хо­те­ра­певт, со сво­ей сто­ро­ны, про­сто про­яв­лял лю­бо­пыт­ство, не сле­дуя фор­маль­но­му пла­ну сбо­ра ин­фор­ма­ции. Это зна­чит, что па­ци­ент­ка мог­ла струк­ту­ри­ро­вать ин­тер­вью по сво­е­му усмот­ре­нию, у нее не бы­ло необ­хо­ди­мо­сти иг­рать в иг­ру "сбор пси­хи­ат­ри­че­ско­го ана­мне­за". В свя­зи с жа­ло­ба­ми на оне­ме­ние па­ци­ент­ка бы­ла на­прав­ле­на на об­сле­до­ва­ние к нев­ро­па­то­ло­гу.

2. 8 ап­ре­ля

Нев­ро­па­то­лог за­по­до­зрил шей­ный осте­о­хонд­роз, од­на­ко спе­ци­фи­че­ско­го ле­че­ния не на­зна­чил. Па­ци­ент­ка про­ве­ла это ин­тер­вью в ду­хе пси­хо­ло­ги­че­ско­го об­сле­до­ва­ния. Она спон­тан­но за­яви­ла, что жаж­дет одоб­ре­ния и же­ла­ет бун­то­вать, "слов­но ма­лень­кая де­воч­ка", про­тив "сво­ей взрос­лой ча­сти". Она ска­за­ла, что "ма­лень­кая де­воч­ка" вы­гля­дит "по-дет­ски". Бы­ло вы­ска­за­но пред­по­ло­же­ние, что па­ци­ент­ка поз­во­ли­ла "ма­лень­кой де­воч­ке" вый­ти, вме­сто то­го чтобы ее при­стру­нить. Па­ци­ент­ка от­ве­ти­ла, что это зву­чит неле­по: "Я люб­лю де­тей. Я знаю, что не мо­гу со­от­вет­ство­вать ожи­да­ни­ям сво­е­го от­ца, я уста­ла от это­го". Речь шла так­же и об "ожи­да­ни­ях" сво­е­го му­жа. Все эти ожи­да­ния сли­лись для нее в об­щие "ро­ди­тель­ские ожи­да­ния", ко­то­рые она прак­ти­че­ски вос­при­ни­ма­ла как свои соб­ствен­ные. Она ви­дит двух наи­бо­лее важ­ных "ро­ди­те­лей" в сво­ей жиз­ни, му­жа и от­ца. Она со­блаз­ня­ю­ще ве­дет се­бя в от­но­ше­нии му­жа и со­зна­ет, что де­ла­ла то же са­мое в от­но­ше­нии от­ца. Ко­гда ро­ди­те­ли раз­ве­лись, па­ци­ент­ка по­ду­ма­ла (в 7 лет): "Я смог­ла бы удер­жать его". Та­ким об­ра­зом, про­бле­ма за­клю­ча­лась не толь­ко в неже­ла­нии под­чи­нять­ся, но и в со­блаз­ня­ю­щей уста­нов­ке в от­но­ше­нии ро­ди­тель­ских фигур.

Об­суж­де­ние

Пред­рас­по­ло­жен­ность па­ци­ент­ки к струк­тур­но­му ана­ли­зу вполне оче­вид­на. Она са­мо­сто­я­тель­но про­во­дит гра­ни­цу меж­ду "ма­лень­кой де­воч­кой" и "взрос­лой ча­стью", со­зна­ет под­чи­нен­ность "ма­лень­кой де­воч­ки" неко­то­рым лю­дям, ко­то­рых от­но­сит к сво­им ро­ди­те­лям. В дан­ном слу­чае бы­ло необ­хо­ди­мо лишь под­кре­пить эту трой­ствен­ность ка­ким-ли­бо неди­рек­тив­ным спо­со­бом. Со мно­ги­ми дру­ги­ми па­ци­ен­та­ми это при­хо­ди­лось от­кла­ды­вать до тре­тьей-чет­вер­той сес­сии и да­же даль­ше.

3. 15 ап­ре­ля

Она оби­жа­ет­ся на лю­дей, ко­то­рые ука­зы­ва­ют, что ей на­до де­лать, осо­бен­но на жен­щин. Это еще од­на ре­ак­ция на "ро­ди­те­лей". Она упо­ми­на­ет о чув­стве "дви­же­ния вверх". Ей ука­зы­ва­ют на то, что так се­бя долж­на чув­ство­вать ма­лень­кая де­воч­ка, то есть это про­яв­ле­ние Ре­бен­ка. Она от­ве­ча­ет: "Бо­же мой, это прав­да! Вы же го­во­ри­ли, что мо­гу уви­деть ма­лень­ко­го ре­бен­ка.... Труд­но по­ве­рить, но я это по­ни­маю. Ко­гда вы это го­во­ри­те, я ощу­щаю, что не хо­чу ид­ти: ма­лень­кая де­воч­ка в ком­би­не­зоне.... Очень за­бав­но. Вас тя­нут за пра­вую ру­ку, а вы зли­тесь... я де­лаю то же са­мое с соб­ствен­ным сы­ном. Я не одоб­ряю, ко­гда ду­маю: "Я не осуж­даю, я знаю, как он се­бя чув­ству­ет". Это не я, а моя мать не одоб­ря­ет. Это та са­мая ро­ди­тель­ская часть, о ко­то­рой вы го­во­ри­ли? Я немно­го на­пу­га­на всем этим".

На этом эта­пе па­ци­ент­ке разъ­яс­ни­ли, что за эти­ми ди­а­гно­сти­че­ски­ми суж­де­ни­я­ми нет ни­ка­кой тай­ны.

Об­суж­де­ние

Па­ци­ент­ка столк­ну­лась с фе­но­ме­но­ло­ги­че­ской ре­аль­но­стью Ре­бен­ка и обо­га­ти­ла свою по­ве­ден­че­скую, со­ци­аль­ную и ис­то­ри­че­скую ре­аль­ность, о ко­то­рой шла речь во вре­мя преды­ду­щих ин­тер­вью. Эти при­зна­ки го­во­рят о це­ле­со­об­раз­но­сти про­дол­же­ния тран­закт­но­го ана­ли­за.

4. 22 ап­ре­ля

"На этой неде­ля я впер­вые за пят­на­дцать лет бы­ла счаст­ли­ва. Мне не на­до ис­кать Ре­бен­ка, я ви­жу его в сво­ем му­же, дру­гих лю­дях. У ме­ня про­бле­мы с сы­ном". Иг­ра с сы­ном бы­ла разъ­яс­не­на не со­всем точ­но, но вполне на­гляд­но в тер­ми­нах Ро­ди­те­ля (ее неодоб­ре­ние и ре­ши­мость), Ре­бен­ка (ее оба­я­тель­ность и недо­воль­ство его упрям­ством) и Взрос­ло­го (ее бла­го­дар­ность, ко­гда сын на­ко­нец ис­пол­нил по­ру­че­ние). Бы­ло под­черк­ну­то, что взрос­лый под­ход (ос­но­ван­ный на до­во­дах ра­зу­ма) бо­лее пер­спек­ти­вен по срав­не­нию с ро­ди­тель­ским под­хо­дом (уго­во­ры).

Об­суж­де­ние

Па­ци­ент­ка при­сту­пи­ла к из­ме­ня­е­мой ча­сти тран­закт­но­го ана­ли­за, по­это­му вве­де­на кон­цеп­ция со­ци­аль­но­го кон­тро­ля.

5. 28 ап­ре­ля

Па­ци­ент­ка со­об­ща­ет, что от­но­ше­ния с сы­ном на­ла­жи­ва­ют­ся. Про­ве­ден ана­лиз ре­грес­сии для по­лу­че­ния до­пол­ни­тель­ных све­де­ний о Ре­бен­ке. Па­ци­ент­ка от­ме­ча­ет: "Кош­ка ис­пач­ка­ла ков­рик, а об­ви­ня­ют ме­ня и за­став­ля­ют его про­ти­рать. Я от­ри­цаю свою ви­ну и при этом за­и­ка­юсь". При по­сле­ду­ю­щем об­суж­де­нии она от­ме­ти­ла, что Ано­ним­ные ал­ко­го­ли­ки и ан­гли­кан­ская цер­ковь тре­бу­ют по­се­ще­ния "служб". По этой при­чине она от­ка­за­лась от уча­стия в их ра­бо­те. В кон­це сес­сии она спра­ши­ва­ет: "До­пу­сти­мо ли быть агрес­сив­ной?" От­вет: "Вы хо­ти­те знать мое мне­ние?" Она по­ни­ма­ет, что долж­на ре­шать та­кие во­про­сы са­ма, как взрос­лая, не спра­ши­вая ро­ди­тель­ско­го раз­ре­ше­ния, и от­ве­ча­ет: "Нет, не хо­чу".

Об­суж­де­ние

Во вре­мя сес­сии об­на­ру­жи­ва­ют­ся неко­то­рые эле­мен­ты ее сце­на­рия. Мож­но пред­ви­деть, что она по­пы­та­ет­ся по­вто­рить с пси­хо­те­ра­пев­том в адап­ти­ро­ван­ной фор­ме сце­ну с кош­кой. Ее во­прос "До­пу­сти­мо ли быть агрес­сив­ной?", ве­ро­ят­но, яв­ля­ет­ся пер­вым ша­гом к адап­та­ции. Это да­ет пси­хо­те­ра­пев­ту воз­мож­ность от­кло­нить иг­ру и под­кре­пить в ней Взрос­ло­го. Па­ци­ент­ка сде­ла­ла боль­шие успе­хи в по­ни­ма­нии струк­тур­но­го и тран­закт­но­го ана­ли­за, по­это­му она до­ста­точ­но под­го­тов­ле­на для груп­по­вой те­ра­пии. Груп­па, в ко­то­рую она долж­на вой­ти, со­сто­ит пре­иму­ще­ствен­но из жен­щин.

6. 4 мая

Сон. "Я смот­рю на се­бя и го­во­рю: все не так уж пло­хо". Ей по­нра­ви­лось в груп­пе, од­на­ко остав­шу­ю­ся часть неде­ли па­ци­ент­ка ощу­ща­ла дис­ком­форт. Она вспом­ни­ла неко­то­рые эпи­зо­ды из дет­ства, вклю­чая го­мо­сек­су­аль­ные иг­ры. "О! Вот по­че­му мне не по­нра­ви­лись Ано­ним­ные ал­ко­го­ли­ки. Там бы­ли две го­мо­сек­су­аль­ные жен­щи­ны, од­на из ко­то­рых на­зва­ла ме­ня сек­су­аль­ной". Она жа­ло­ва­лась на зуд ва­ги­ны. "Мы с ма­те­рью спа­ли вме­сте, и она ме­ня лас­ка­ла".

Об­суж­де­ние

Ма­ни­фест­ное со­дер­жа­ние сно­ви­де­ния оце­не­но как взрос­лое, что го­во­рит о бла­го­при­ят­ном про­гно­зе. Опыт пре­бы­ва­ния в груп­пе ак­ти­ви­ро­вал сек­су­аль­ные кон­флик­ты, это был пер­вый их при­знак.

7. 11 мая

По­сле со­бра­ния груп­пы па­ци­ент­ка бы­ла очень воз­буж­де­на. "Все ме­ня­ет­ся очень быст­ро. Как им уда­лось за­ста­вить ме­ня сме­ять­ся и крас­неть? До­ма все на­ла­жи­ва­ет­ся. Я те­перь мо­гу по­це­ло­вать сы­на, а недав­но дочь впер­вые за­бра­лась ко мне на ко­ле­ни. Я не мо­гу быть хо­ро­шей лю­бов­ни­цей, ко­гда все од­но­об­раз­но".

Об­суж­де­ние

Ана­лиз се­мей­ных игр па­ци­ент­ки... стал воз­мо­жен в ре­зуль­та­те со­ци­аль­но­го кон­тро­ля со сто­ро­ны Взрос­ло­го. Оче­вид­но, что де­ти за­ме­ти­ли улуч­ше­ние кон­тро­ля и впер­вые за дол­гое вре­мя ощу­ти­ли, что она смо­жет со­хра­нять свою по­зи­цию, и ре­а­ги­ро­ва­ли на это со­от­вет­ству­ю­щим об­ра­зом. Ее воз­буж­де­ние в груп­пе и ее за­яв­ле­ние о невоз­мож­но­сти быть хо­ро­шей лю­бов­ни­цей при од­но­об­ра­зии сви­де­тель­ству­ет о том, что она ве­дет сек­су­аль­ную иг­ру с му­жем.

Опыт об­ще­ния в груп­пе на этой же неде­ле яс­но по­ка­зал, что па­ци­ент­ка ис­пы­ты­ва­ет по­треб­ность в ро­ди­тель­ских фигу­рах для неко­то­рых из сво­их игр. В груп­пе по­явил­ся но­вый участ­ник, муж­чи­на, по про­фес­сии со­ци­аль­ный ра­бот­ник, его про­фес­сия про­из­ве­ла на па­ци­ент­ку силь­ное впе­чат­ле­ние. Она по­ин­те­ре­со­ва­лась, чем, по его мне­нию, они долж­ны здесь за­ни­мать­ся. Ей бы­ло ска­за­но, что ей луч­ше знать, по­сколь­ку он толь­ко что при­шел, а у нее это уже тре­тья сес­сия. Она от­ве­ти­ла, что оби­жа­ет­ся, ко­гда ей ука­зы­ва­ют, что де­лать; вме­сте с тем, несмот­ря на свой опыт, она спра­ши­ва­ет мне­ния но­вич­ка, по­сколь­ку он име­ет спе­ци­аль­ную под­го­тов­ку: на­ли­цо по­пыт­ка на­чать иг­ру. Ин­тер­пре­та­ция до­стиг­ла це­ли. Она при­зна­ет, что пы­та­лась за­вер­бо­вать под­хо­дя­ще­го кан­ди­да­та на роль Ро­ди­те­ля.

8. 18 мая

Она бы­ла по­ра­же­на ана­ли­зом ре­грес­сии в груп­пе. Это за­ста­ви­ло ее ду­мать о стра­хе пси­хи­че­ской бо­лез­ни, осо­бен­но с уче­том то­го, что мать на­хо­дит­ся в боль­ни­це. Ей са­мой при­ви­де­лись изящ­ные во­ро­та, ве­ду­щие в пре­крас­ный сад. С пя­ти­лет­не­го воз­рас­та она так пред­став­ля­ла се­бе са­ды Эде­ма. Ма­те­ри­ал ука­зы­ва­ет на то, что сад был "при­спо­соб­лен" к во­ро­там боль­ни­цы, где на­хо­ди­лась мать, ко­то­рую она на­ве­ща­ла мно­го лет на­зад. Этот опыт в груп­пе поз­во­лил ска­зать па­ци­ент­ке о том, что она, ве­ро­ят­но, хо­те­ла бы по­пасть в боль­ни­цу, чтобы из­ба­вить­ся от от­вет­ствен­но­сти.

Она на­ве­сти­ла мать лишь од­на­жды за по­след­ние пять-шесть лет, и ей бы­ло ре­ко­мен­до­ва­но сде­лать это еще раз. Это пред­ло­же­ние бы­ло сфор­му­ли­ро­ва­но так, чтобы не воз­ник­ло со­мне­ния: оно бы­ло вы­ска­за­но Взрос­лым, а не Ро­ди­те­лем. Из­бе­га­лись вся­кие на­ме­ки на то, что она пло­хая де­воч­ка, по­то­му что не на­ве­ща­ла мать. Она су­ме­ла оце­нить важ­ность та­ко­го по­се­ще­ния в ка­че­стве упраж­не­ния для ее Взрос­ло­го и сред­ства про­фи­лак­ти­ки бу­ду­щих про­блем меж­ду ее Ро­ди­те­лем и Ре­бен­ком в слу­чае смер­ти ма­те­ри. О при­ня­тии пред­ло­же­ния сви­де­тель­ство­ва­ло спон­тан­ное предо­став­ле­ние но­вых све­де­ний. Ока­зы­ва­ет­ся, ее муж ни­ко­гда не мо­ет во­ло­сы и все­гда это чем-то объ­яс­ня­ет, при­чем она при­ни­ма­ет его объ­яс­не­ния. Он не мыл­ся вот уже мно­го ме­ся­цев. По сло­вам па­ци­ент­ки, это не очень ее бес­по­ко­ит. Пси­хо­те­ра­певт вы­ска­зал пред­по­ло­же­ние, что она зна­ла об этом, ко­гда вы­хо­ди­ла за­муж. Па­ци­ент­ка это от­ри­ца­ла.

Она за­яви­ла, что все­гда боль­ше опа­са­лась боль­ных жи­вот­ных, чем боль­ных лю­дей. На этой неде­ле за­бо­лел ее кот, пер­вое вре­мя она его не бо­я­лась. Как-то раз, ко­гда она бы­ла ма­лень­кой, отец уда­рил ее, а ее со­ба­ка на него бро­си­лась, он от­бро­сил со­ба­ку в сто­ро­ну. Па­ци­ент­ка ска­за­ла сво­им де­тям, что ее ма­ма умер­ла. Ко­гда она вспо­ми­на­ла о сво­ей ма­те­ри, она на­чи­на­ла пить. Как-то ей ска­за­ли, что отец пы­тал­ся отра­вить мать, ко­гда она бы­ла на вось­мом ме­ся­це бе­ре­мен­но­сти. Вра­чи спас­ли па­ци­ент­ку и ду­ма­ли, что мать умрет, но она вы­жи­ла. Те­тя, ко­то­рая рас­ска­за­ла ей эту ис­то­рию, до­ба­ви­ла: "Твоя жизнь с са­мо­го рож­де­ния по­шла вкривь и вкось".

Об­суж­де­ние

Неяс­но, что все это мо­жет озна­чать. Во вся­ком слу­чае, оче­вид­но, что па­ци­ент­ка про­ра­ба­ты­ва­ет ка­кие-то слож­ные кон­флик­ты, свя­зан­ные со сво­ей ма­те­рью. Со­хра­не­ние со­ци­аль­но­го кон­тро­ля в слу­чае боль­но­го ко­та по­ка­зы­ва­ет, что ви­зит к ма­те­ри мо­жет со­сто­ять­ся в бли­жай­шее вре­мя.

9. 1 июня

"Чест­но го­во­ря, я бо­юсь на­ве­щать мать по­то­му, что мо­гу за­хо­теть там остать­ся". Па­ци­ент­ка за­да­ет се­бе во­прос: "За­чем я су­ще­ствую? Ино­гда я со­мне­ва­юсь в соб­ствен­ном су­ще­ство­ва­нии". Брак ро­ди­те­лей был вы­нуж­ден­ным, и она все­гда ощу­ща­ла се­бя неже­лан­ной. Пси­хо­те­ра­певт пред­ло­жил ей при­не­сти ко­пию сви­де­тель­ства о рож­де­нии.

Об­суж­де­ние

Па­ци­ент­ка в на­сто­я­щее вре­мя оза­бо­че­на эк­зи­стен­ци­аль­ны­ми про­бле­ма­ми. Ее Взрос­лый на­хо­дит­ся яв­но не в луч­шей фор­ме, по­сколь­ку Ре­бе­нок со­мне­ва­ет­ся в ее су­ще­ство­ва­нии, ее пра­ве на су­ще­ство­ва­ние и фор­ме это­го су­ще­ство­ва­ния. Сви­де­тель­ство о рож­де­нии яв­ля­ет­ся пись­мен­ным под­твер­жде­ни­ем фак­та ее су­ще­ство­ва­ния, оно долж­но про­из­ве­сти силь­ное впе­чат­ле­ние на ее Ре­бен­ка. По­сле уста­нов­ле­ния со­ци­аль­но­го кон­тро­ля па­ци­ент­ка усво­ит, что мо­жет су­ще­ство­вать в лю­бой удоб­ной для се­бя фор­ме, в свя­зи с чем ее же­ла­ние "сбе­жать" в боль­ни­цу долж­но осла­беть.

10. 8 июня

Она опи­са­ла ал­ко­голь­ную иг­ру сво­е­го му­жа. В ор­га­ни­за­ции АА ей по­со­ве­то­ва­ли его успо­ка­и­вать и убла­жать, это ее силь­но рас­стро­и­ло. Она по­ве­ла се­бя со­вер­шен­но ина­че. "Од­на­жды я за­яви­ла, что от­прав­лю его в боль­ни­цу, по­сколь­ку он не мо­жет по­за­бо­тить­ся о се­бе, и с тех пор он пе­ре­стал пить". По сло­вам му­жа, он пы­тал­ся по­мочь ей оста­вать­ся трез­вой, по­это­му пил сам. Это про­изо­шло по­то­му, что он силь­но пил це­лую неде­лю, она хо­те­ла его уда­рить, но у нее бо­ле­ли ру­ки, по­это­му она его про­гна­ла.

Из это­го сле­ду­ет, что их тай­ный брач­ный кон­тракт от­ча­сти ос­но­ван на убеж­де­нии, что он бу­дет пить, а она бу­дет вы­сту­пать в ро­ли спа­си­те­ля. Эта иг­ра бы­ла под­креп­ле­на Ано­ним­ны­ми ал­ко­го­ли­ка­ми, что со­слу­жи­ло па­ци­ент­ке хо­ро­шую служ­бу. От­ка­зав­шись вы­сту­пать в ро­ли спа­си­тель­ни­цы и пе­рей­дя к пре­сле­до­ва­нию, она пре­кра­ти­ла иг­ру, в ре­зуль­та­те муж бро­сил пить. (По-ви­ди­мо­му, иг­ра воз­об­но­ви­лась в свя­зи с чув­ством небез­опас­но­сти на про­шлой неде­ле.)

Все это бы­ло из­ло­же­но па­ци­ент­ке. Вна­ча­ле она ска­за­ла: "Это не мог­ло быть ча­стью брач­но­го кон­трак­та, по­сколь­ку, ко­гда мы по­же­ни­лись, ни­кто из нас не пил". Позд­нее во вре­мя то­го же ин­тер­вью она вне­зап­но ска­за­ла: "А я зна­ла, что он не мо­ет во­ло­сы, ко­гда мы по­же­ни­лись, но я не зна­ла, что он пьет". Пси­хо­те­ра­певт ска­зал, что немы­тые во­ло­сы так­же яв­ля­ют­ся ча­стью тай­но­го брач­но­го кон­трак­та. Она от­ре­а­ги­ро­ва­ла на это скеп­ти­че­ски. За­тем по­ду­ма­ла немно­го и ска­за­ла: "Бо­же мой, ко­неч­но да, я зна­ла, что он пьет. Ко­гда мы учи­лись в шко­ле, мы пи­ли с ним вме­сте".

Ока­за­лось, что в пер­вые го­ды бра­ка они иг­ра­ли в иг­ру вы­клю­че­ния ал­ко­го­ли­ка. Ес­ли пи­ла она, не пил муж; ес­ли пил он, она бы­ла трез­вой. Их вза­и­мо­от­но­ше­ния из­на­чаль­но стро­и­лись на этой иг­ре, ко­то­рую они впо­след­ствии пре­кра­ти­ли, и те­перь на­до при­ло­жить зна­чи­тель­ные уси­лия, чтобы о ней за­быть.

Об­суж­де­ние

Эта сес­сия спо­соб­ство­ва­ла про­яс­не­нию для па­ци­ент­ки струк­ту­ры ее бра­ка, бы­ли по­ка­за­ны за­тра­ты вре­ме­ни и сил на про­дол­же­ние су­пру­же­ских игр и в то же вре­мя те зна­чи­тель­ные уси­лия, ко­то­рые тре­бо­ва­лись для по­дав­ле­ния этих игр без со­зна­тель­но­го кон­тро­ля.

11. 6 июля

Был сде­лан ме­сяч­ный пе­ре­рыв на лет­ний от­пуск. Па­ци­ент­ка вер­ну­лась с боль­ным пле­чом. Она на­ве­сти­ла мать, ко­то­рая ее про­гна­ла. Это вы­зва­ло у па­ци­ент­ки чув­ство без­на­деж­но­сти. У нее ста­ли воз­ни­кать обо­ня­тель­ные гал­лю­ци­на­ции. Ей по­чу­дил­ся за­пах га­за в офи­се, од­на­ко по­том она при­шла к вы­во­ду, что так пахнет мы­ло. Это по­слу­жи­ло по­во­дом для об­суж­де­ния ее пси­хи­че­ской де­я­тель­но­сти. Во вре­мя недав­них за­ня­тий йо­гой у нее ста­ли воз­ни­кать по­чти эй­де­ти­че­ские об­ра­зы. Ей ви­де­лись са­ды и бес­кры­лые ан­ге­лы во всех по­дроб­но­стях, яр­кие и цвет­ные. Она при­пом­ни­ла, что ви­де­ла эти об­ра­зы еще ре­бен­ком. Кро­ме то­го, ей яв­лял­ся Иисус Хри­стос с ее сы­ном. Они вы­гля­де­ли как жи­вые, пе­ред ее мыс­лен­ным взо­ром воз­ни­ка­ли цве­ты и де­ре­вья. В ре­аль­ной жиз­ни, про­хо­дя через парк, она лю­бит ти­хо бе­се­до­вать с де­ре­вья­ми и цве­та­ми. С па­ци­ент­кой бы­ли об­суж­де­ны стрем­ле­ния, вы­ра­жен­ные в этих ви­де­ни­ях. Под­черк­нув по­э­ти­че­ские и ху­до­же­ствен­ные ас­пек­ты, те­ра­певт по­ре­ко­мен­до­вал ей пи­сать сти­хи и по­пы­тать­ся ри­со­вать паль­ца­ми. Она при­нес­ла с со­бой сви­де­тель­ство о рож­де­нии, и со­мне­ния в сво­ем су­ще­ство­ва­нии ста­ли бес­по­ко­ить ее го­раз­до мень­ше.

Об­суж­де­ние

Эти фе­но­ме­ны и слу­хо­вые про­яв­ле­ния, о ко­то­рых она упо­ми­на­ла ра­нее, не обя­за­тель­но несут в се­бе тре­вож­ный смысл. Они ука­зы­ва­ют на воз­ник­шее еще в дет­стве же­ла­ние вос­ста­но­вить от­но­ше­ния с ро­ди­те­ля­ми. При обыч­ном под­хо­де ей бы­ло бы про­ве­де­но "под­дер­жи­ва­ю­щее" вме­ша­тель­ство с це­лью по­мочь по­да­вить эту пси­хо­па­то­ло­гию и под­нять­ся над ней. Струк­тур­ный ана­лиз да­ет иные воз­мож­но­сти, для ре­а­ли­за­ции ко­то­рых тре­бу­ет­ся из­вест­ная сме­лость: поз­во­лить обес­по­ко­ен­но­му Ре­бен­ку вы­ра­зить се­бя и из­влечь вы­го­ду из этих кон­струк­тив­ных пе­ре­жи­ва­ний.

12. 13 июля

Она об­ра­ти­лась к сво­е­му ле­ча­ще­му вра­чу, и он на­зна­чил ей пре­па­ра­ты ра­у­воль­фии в свя­зи с по­вы­шен­ным ар­те­ри­аль­ным дав­ле­ни­ем. Она со­об­щи­ла му­жу, что со­би­ра­ет­ся ри­со­вать паль­ца­ми, он разо­злил­ся и ска­зал: "Возь­ми па­стель!" По­сле ее от­ка­за он на­чал пить. Она со­зна­ет, что идет иг­ра "Оза­бо­чен­ность", и чув­ству­ет от­ча­я­ние от­то­го, что ока­за­лась в нее втя­ну­та. Вме­сте с тем она го­во­рит, что ес­ли не станет под­дер­жи­вать иг­ру му­жа, то он впа­дет в от­ча­я­ние, ей труд­но сде­лать пра­виль­ный вы­бор. Кро­ме то­го, она за­ме­ча­ет, что во­ро­та пе­ред пре­крас­ным са­дом очень на­по­ми­на­ют во­ро­та дет­ско­го са­да, ку­да ее в дет­стве от­прав­ля­ла мать. Та­ким об­ра­зом, воз­ни­ка­ет сле­ду­ю­щая про­бле­ма: как от­ли­чить эф­фект пси­хо­те­ра­пии от эф­фек­та ра­у­воль­фии. Она го­то­ва по­мочь в этом.

13. 20 июля

Она те­ря­ет ин­те­рес и чув­ству­ет уста­лость. Она со­гла­ша­ет­ся с тем, что это, воз­мож­но, по­боч­ное дей­ствие ле­кар­ствен­но­го пре­па­ра­та. Она со­об­ща­ет о несколь­ких се­мей­ных ссо­рах, о ко­то­рых ра­нее умал­чи­ва­ла, и утвер­жда­ет, что ста­ла пить не по­сле пси­хи­че­ской бо­лез­ни ма­те­ри, а по­сле этих скан­да­лов.

На этой сес­сии был сде­лан ре­ши­тель­ный шаг. Во вре­мя пси­хо­те­ра­пев­ти­че­ских сес­сий па­ци­ент­ка обыч­но си­де­ла, силь­но рас­ста­вив и об­на­жив но­ги. Она вновь жа­лу­ет­ся на жен­щи­ну-лес­би­ян­ку из ор­га­ни­за­ции АА. Она жа­лу­ет­ся, что муж­чи­ны так­же вы­ка­зы­ва­ют к ней ин­те­рес. Она не по­ни­ма­ет, с чем это свя­за­но, по­сколь­ку са­ма ни­как это не про­во­ци­ру­ет. Ко­гда ей ска­за­ли о ее ма­не­ре си­деть, па­ци­ент­ка вы­ра­зи­ла силь­ное удив­ле­ние. Ей так­же ска­за­ли, что она, ве­ро­ят­но, име­ет при­выч­ку так си­деть уже мно­го лет, по­это­му то, что ей пред­став­ля­ет­ся агрес­сив­но­стью окру­жа­ю­щих, в дей­стви­тель­но­сти яв­ля­ет­ся ре­зуль­та­том ее соб­ствен­ной от­кро­вен­но со­блаз­ня­ю­щей по­зы. На сле­ду­ю­щем со­бра­нии груп­пы она прак­ти­че­ски все вре­мя мол­ча­ла, а на во­прос, что слу­чи­лось, от­ве­ти­ла, что сло­ва ле­ча­ще­го вра­ча ее силь­но рас­стро­и­ли.

Об­суж­де­ние

Это кри­ти­че­ская сес­сия. Це­ной от­ка­за от нор­маль­ной се­мей­ной жиз­ни па­ци­ент­ка по­лу­чи­ла мно­же­ство вы­год, пер­вич­ных и вто­рич­ных, иг­рая в иг­ры с соб­ствен­ным му­жем, дру­ги­ми муж­чи­на­ми и жен­щи­на­ми. Пер­вич­ная внеш­няя вы­го­да - это из­бе­га­ние при­но­ся­щих удо­вле­тво­ре­ние сек­су­аль­ных от­но­ше­ний. Ес­ли от­ка­зать­ся от этих вы­год, мож­но по­пы­тать­ся на­ла­дить су­пру­же­ские от­но­ше­ния, ко­то­рые воз­на­гра­ди­ли бы ее спол­на. Име­ю­ща­я­ся симп­то­ма­ти­ка сви­де­тель­ству­ет о ши­зо­ид­ных эле­мен­тах в ее Ре­бен­ке. Ис­те­ри­че­ские эле­мен­ты наи­бо­лее чет­ко про­яв­ля­ют­ся в со­ци­аль­но-при­ем­ле­мой иг­ре "Ди­на­мо" ("Бла­го­род­ный гнев"). От­сю­да ди­а­гноз ши­зо­и­сте­рии.

В дан­ном слу­чае те­ра­певт ста­рал­ся из­бе­гать на­зва­ний игр, по­сколь­ку она слиш­ком чув­стви­тель­на, чтобы пе­ре­не­сти та­кие пря­мые вы­ска­зы­ва­ния. Иг­ра про­сто опи­сы­ва­лась ей без на­зва­ния. Вме­сте с тем в до­ста­точ­но про­дви­ну­тых груп­пах она из­вест­на под име­нем "Ди­на­мо пер­вой сте­пе­ни". Это клас­си­че­ская иг­ра ис­те­ри­че­ских лич­но­стей: гру­бый, "непред­на­ме­рен­ный", со­блаз­ня­ю­щий экс­ги­би­ци­о­низм, с непре­мен­ным удив­лен­ным про­те­стом и разыг­ры­ва­ни­ем оскорб­лен­ной невин­но­сти при со­от­вет­ству­ю­щей ре­ак­ции окру­жа­ю­щих. (Как ра­нее от­ме­ча­лось, "Ди­на­мо тре­тьей сте­пе­ни", наи­бо­лее зло­ка­че­ствен­ная фор­ма та­кой иг­ры, ча­сто за­кан­чи­ва­ет­ся су­дом или мор­гом.) Ос­нов­ная те­ра­пев­ти­че­ская про­бле­ма на дан­ный мо­мент со­сто­ит в том, до­ста­точ­но ли под­го­тов­ле­на па­ци­ент­ка, до­ста­точ­но ли хо­ро­шо про­ана­ли­зи­ро­ва­ны вза­и­мо­от­но­ше­ния меж­ду ее Ре­бен­ком и пси­хо­те­ра­пев­том для успеш­но­го про­ве­де­ния кон­фрон­та­ции. В этом смыс­ле ее жизнь и жизнь ее де­тей за­ви­сит от мне­ния пси­хо­те­ра­пев­та по этим во­про­сам. Ес­ли она пред­по­чтет раз­гне­вать­ся и от­ка­зать­ся от вме­ша­тель­ства, воз­мож­ность из­ле­чить­ся мо­жет быть утра­че­на на дли­тель­ное вре­мя, воз­мож­но на­все­гда. Ес­ли она при­мет это мне­ние, эф­фект мо­жет быть зна­чи­тель­ным, по­сколь­ку имен­но эта иг­ра яв­ля­ет­ся глав­ным пре­пят­стви­ем на пу­ти к су­пру­же­ско­му сча­стью. Пси­хо­те­ра­певт, ра­зу­ме­ет­ся, не стал рис­ко­вать и под­ни­мать этот во­прос без уве­рен­но­сти в успе­хе.

14. 10 ав­гу­ста

Пси­хо­те­ра­певт воз­вра­ща­ет­ся по­сле двух­не­дель­но­го от­пус­ка. Кон­фрон­та­ция про­шла успеш­но. Па­ци­ент­ка опи­сы­ва­ет сек­су­аль­ное до­мо­га­тель­ство со сто­ро­ны от­ца, ко­гда она бы­ла под­рост­ком, а ма­че­ха при­тво­ря­лась спя­щей. Он при­ста­вал и к дру­гим де­тям, но ма­че­ха все­гда его за­щи­ща­ла. Она свя­зы­ва­ет этот эпи­зод с соб­ствен­ным со­блаз­ня­ю­щим по­ве­де­ни­ем. Эта си­ту­а­ция, по ее мне­нию, при­ве­ла к то­му, что секс стал вос­при­ни­мать­ся как нечто по­стыд­ное и гряз­ное. Она го­во­рит, что из-за это­го ощу­ще­ния все­гда бы­ла сдер­жан­ной с му­жем и пы­та­лась по той же при­чине из­бе­гать физи­че­ской бли­зо­сти с ним. Она по­ни­ма­ет, что иг­ры, в ко­то­рые она с ним иг­ра­ет, яв­ля­ют­ся по­пыт­кой из­бе­жать сек­са, по­сколь­ку она не мо­жет поз­во­лить се­бе по­лу­чать от него удо­воль­ствие, секс для нее лишь обре­ме­ни­тель­ная обя­зан­ность.

Об­суж­де­ние

Па­ци­ент­ка яв­но шо­ки­ро­ва­на пря­мо­той пси­хо­те­ра­пев­та, од­на­ко при­зна­тель­на ему, по­то­му что те­перь яс­на пер­спек­ти­ва ее бра­ка и по­нят­но, что мо­жет быть сде­ла­но для его улуч­ше­ния.

15. 17 ав­гу­ста (за­вер­ша­ю­щее ин­тер­вью)

Па­ци­ент­ка объ­яв­ля­ет, что это ее по­след­няя сес­сия. Она боль­ше не бо­ит­ся, что муж со­чтет ее гряз­ной или вуль­гар­ной, ес­ли она станет его со­блаз­нять. Она ни­ко­гда не спра­ши­ва­ла его мне­ния, но са­ма ре­ши­ла, что он ду­ма­ет имен­но так. На этой неде­ле она ста­ла ина­че к нему от­но­сить­ся, и он от­ре­а­ги­ро­вал с бла­го­дар­ным удив­ле­ни­ем. По­след­ние несколь­ко дней он при­хо­дит до­мой, ве­се­ло на­сви­сты­вая, че­го не бы­ло уже мно­го лет.

Она по­ня­ла еще кое-что. Она все­гда жа­ле­ла се­бя и пы­та­лась вы­звать сим­па­тию и вос­хи­ще­ние у окру­жа­ю­щих как из­ле­чив­ший­ся ал­ко­го­лик. Она со­зна­ет, что это бы­ла иг­ра "Ка­ле­ка". Она ощу­ща­ет го­тов­ность по­про­бо­вать иг­рать в нее по-сво­е­му. Кро­ме то­го, она те­перь ста­ла ина­че от­но­сить­ся к от­цу. Воз­мож­но, ее соб­ствен­ный вклад в со­блаз­не­ние ку­да боль­ше, чем мож­но по­ду­мать. За­ме­ча­ние о ее че­рес­чур ко­рот­ких юб­ках за­де­ло ее, но и по­мог­ло. "Я ни­ко­гда не до­пус­ка­ла, что хо­чу сек­са. Я все­гда счи­та­ла, что нуж­да­юсь во "вни­ма­нии". Те­перь я при­знаю, что хо­чу сек­са". На этой неде­ле она на­ве­сти­ла от­ца, ко­то­рый на­хо­дил­ся в боль­ни­це в дру­гом го­ро­де. Она смог­ла оце­нить свой ви­зит вполне объ­ек­тив­но. Те­перь она чув­ству­ет, что по­рва­ла с ним, что он ей не ну­жен. Имен­но по­это­му она су­ме­ла на­ла­дить сек­су­аль­ные от­но­ше­ния со сво­им му­жем. Она чув­ству­ет, что этот пе­ре­нос раз­ре­шил­ся через по­сред­ни­че­ство пси­хо­те­ра­пев­та, ко­то­рый по­на­ча­лу на неко­то­рое вре­мя за­нял ме­сто ее от­ца; од­на­ко те­перь она боль­ше не ощу­ща­ет в нем по­треб­но­сти. Она мо­жет сво­бод­но по­го­во­рить с му­жем о по­дав­ле­нии сво­их сек­су­аль­ных чувств как пер­во­при­чине симп­то­ма­ти­ки, а так­же о сек­су­аль­ных чув­ствах к нему. Он ска­зал, что со­гла­сен и раз­де­ля­ет ее чув­ства. По­сле всех этих раз­ду­мий со вре­ме­ни по­след­не­го ви­зи­та она уви­де­ла сон, в ко­то­ром ей яви­лась пре­крас­ная, спо­кой­ная и ве­ли­че­ствен­ная жен­щи­на, по­сле че­го па­ци­ент­ка по­чув­ство­ва­ла се­бя об­нов­лен­ной. Де­ти так­же со­вер­шен­но из­ме­ни­лись; они вы­гля­дят до­воль­ны­ми, спо­кой­ны­ми и доб­ро­же­ла­тель­ны­ми.

Ар­те­ри­аль­ное дав­ле­ние у нее сни­зи­лось, зуд про­шел. Пси­хо­те­ра­певт вы­ска­зал пред­по­ло­же­ние, что ее улуч­ше­ние свя­за­но с при­е­мом ле­карств. Она от­ве­ти­ла: "Нет, не ду­маю, я бы это за­ме­ти­ла, я и рань­ше при­ни­ма­ла это ле­кар­ство. По­сле него я ста­нов­люсь уста­лой и нерв­ной, а сей­час у ме­ня со­вер­шен­но иные ощу­ще­ния".

Она со­об­ща­ет, что ри­су­ет не паль­ца­ми, а ка­ран­да­ша­ми. Ей это нра­вит­ся, она слов­но учит­ся жить. "Я боль­ше не жа­лею лю­дей, я чув­ствую, что они долж­ны то­же су­меть это сде­лать, ес­ли за­хо­тят. Мне боль­ше не ка­жет­ся, что я ху­же всех, хо­тя это чув­ство не про­шло пол­но­стью. Я боль­ше не хо­чу хо­дить в груп­пу, я луч­ше про­ве­ду вре­мя с му­жем. Та­кое впе­чат­ле­ние, что мы на­чи­на­ем но­вую жизнь, ко­гда он при­хо­дит до­мой, на­сви­сты­вая, все ве­ли­ко­леп­но. Я по­про­бую справ­лять­ся са­ма в те­че­ние трех ме­ся­цев, ес­ли мне бу­дет пло­хо, я вам по­зво­ню. Я не ощу­щаю се­бя "нерв­ной": я имею в ви­ду пси­хо­со­ма­ти­че­ские симп­то­мы, чув­ство ви­ны и свой страх об­суж­дать секс и то­му по­доб­ное. Это чу­дес­но, все, что я мо­гу ска­зать. Я не мо­гу объ­яс­нить сво­е­го чув­ства сча­стья, од­на­ко чув­ствую, что мы (вы и я) вме­сте ра­бо­та­ли над этим. В мо­их от­но­ше­ни­ях с му­жем те­перь боль­ше бли­зо­сти и гар­мо­нии, он да­же стал при­смат­ри­вать за детьми. Я чув­ствую се­бя немно­го ви­но­ва­той пе­ред Ано­ним­ны­ми ал­ко­го­ли­ка­ми за то, что ис­поль­зо­ва­ла их в "Ка­ле­ке"".

Па­ци­ент­ку пря­мо спро­си­ли о том, по­мог ли ей струк­тур­ный ана­лиз и ана­лиз игр, на что она от­ве­ти­ла утвер­ди­тель­но. Кро­ме то­го, она до­ба­ви­ла: "А так­же сце­на­рий. На­при­мер, я ска­за­ла, что у мо­е­го му­жа нет чув­ства юмо­ра, а вы от­ве­ти­ли: "По­до­жди­те немно­го, вы не зна­е­те его, а он не зна­ет вас, по­то­му что вы иг­ра­ли в иг­ры и разыг­ры­ва­ли свои сце­на­рии. Вы по­ка не зна­е­те, что в дей­стви­тель­но­сти пред­став­ля­ет каж­дый из вас". Вы ока­за­лись пра­вы, по­то­му что те­перь у него об­на­ру­жи­лось чув­ство юмо­ра, а его от­сут­ствие бы­ло ча­стью иг­ры. Мне нра­вит­ся моя се­мья, мой дом, и я бла­го­дар­на вам за это. Я сно­ва пи­шу сти­хи и мо­гу вы­ра­зить лю­бовь к му­жу. Рань­ше я воз­дер­жи­ва­лась от это­го". От­ве­ден­ное на сес­сию вре­мя ис­те­ка­ло. Пси­хо­те­ра­певт спро­сил: "Не хо­ти­те ли ча­шеч­ку ко­фе?" Она от­ве­ти­ла: "Нет, спа­си­бо, я уже пи­ла. Я рас­ска­за­ла вам о том, как чув­ствую се­бя сей­час, я ра­да, что об­ра­ти­лась к вам. Спа­си­бо вам за все".

Об­щее об­суж­де­ние

Вряд ли сто­ит вос­при­ни­мать этот впе­чат­ля­ю­щий успех скеп­ти­че­ски, на­сто­ро­жен­но, с под­жа­ты­ми гу­ба­ми, несмот­ря на оче­вид­ные ше­ро­хо­ва­то­сти из­ло­же­ния ма­те­ри­а­ла. Са­ма па­ци­ент­ка уже от­ве­ти­ла на мно­гие из во­про­сов, ко­то­рые мог­ли прий­ти на ум ис­ку­шен­но­му чи­та­те­лю.

За несколь­ко дней до окон­ча­ния трех­ме­сяч­но­го ис­пы­та­тель­но­го сро­ка, на­зна­чен­но­го са­мой па­ци­ент­кой, она на­пи­са­ла пси­хо­те­ра­пев­ту сле­ду­ю­щее: "У ме­ня все в по­ряд­ке. Мне не на­до при­ни­мать ле­кар­ства, таб­лет­ки от дав­ле­ния я пе­ре­ста­ла пить ме­сяц на­зад. На про­шлой неде­ле мы от­ме­ти­ли мой трид­цать пя­тый день рож­де­ния. Мы с му­жем уеха­ли от­ды­хать без де­тей. Вол­шеб­ная во­да, ве­ли­че­ствен­ные де­ре­вья. Бо­же мой, ес­ли бы я мог­ла их на­ри­со­вать! Мы ви­де­ли ги­гант­скую че­ре­па­ху, бы­ло очень ин­те­рес­но за ней на­блю­дать, она полз­ла так гра­ци­оз­но. ...Мы с му­жем пре­крас­но друг с дру­гом ла­дим. По срав­не­нию с про­шлым - это день и ночь. Мы ста­ли бли­же, вни­ма­тель­нее друг к дру­гу, я мо­гу быть со­бой. Невоз­мож­ность ве­сти се­бя, как мне хо­чет­ся, все­гда ме­ня угне­та­ла. Мне при­хо­ди­лось быть веж­ли­вой и т. п. Он по-преж­не­му при­хо­дит до­мой, на­сви­сты­вая. Это для ме­ня го­раз­до по­лез­нее лю­бых ле­карств. Я до­воль­на, что вы пред­ло­жи­ли мне ри­со­вать. Вы не пред­став­ля­е­те се­бе, как мне это по­мо­га­ет. Мое со­сто­я­ние улуч­ша­ет­ся, вско­ре я со­би­ра­юсь по­про­бо­вать ри­со­вать крас­ка­ми. Де­ти на­хо­дят мои ри­сун­ки хо­ро­ши­ми и со­ве­ту­ют сде­лать вы­став­ку. В сле­ду­ю­щем ме­ся­це я со­би­ра­юсь учить­ся пла­ва­нью, ведь я ни­ко­гда не уме­ла пла­вать. По ме­ре при­бли­же­ния на­зна­чен­но­го сро­ка я на­чи­наю немно­го бо­ять­ся, но я твер­до ре­ши­ла на­учить­ся пла­вать. Ес­ли я на­учусь дер­жать го­ло­ву под во­дой, од­но это уже бу­дет боль­шим до­сти­же­ни­ем. Мой сад очень хо­рош. Вы мне по­мог­ли и в этом. Я хо­жу ту­да два­жды в неде­лю на несколь­ко ча­сов, и ни­кто не воз­ра­жа­ет. Зна­е­те, я ду­маю, что ко мне ста­ли луч­ше от­но­сить­ся.

Я не со­би­ра­лась пи­сать так мно­го, но, как вы­яс­ни­лось, мне есть о чем вам рас­ска­зать. Я дам вам знать о сво­их успе­хах в пла­ва­нье. С лю­бо­вью от всех нас."

Это пись­мо по­ка­за­ло сле­ду­ю­щее:

Улуч­ше­ние у па­ци­ент­ки про­дол­жа­лось и по­сле от­ме­ны пре­па­ра­тов, сни­жа­ю­щих ар­те­ри­аль­ное дав­ле­ние.

Улуч­ше­ние у му­жа и де­тей па­ци­ент­ки про­дол­жа­лось и по­сле пре­кра­ще­ния пси­хо­те­ра­пии. Сле­ду­ет до­ба­вить, что муж те­перь стал мыть во­ло­сы.

Са­мое ма­лое, что мож­но ска­зать об этом слу­чае, это то, что он пред­став­ля­ет со­бой бег­ство в здо­ро­вую се­мей­ную жизнь. Един­ствен­ным за­кон­ным кли­ни­че­ским тре­бо­ва­ни­ем к тран­закт­но­му ана­ли­зу яв­ля­ют­ся ре­зуль­та­ты столь же хо­ро­шие, как и ре­зуль­та­ты лю­бо­го дру­го­го пси­хо­те­ра­пев­ти­че­ско­го под­хо­да, или пре­вос­хо­дя­щие их, с уче­том за­тра­чен­но­го вре­ме­ни и уси­лий. Улуч­ше­ние со­хра­ня­лось при го­дич­ном про­спек­тив­ном на­блю­де­нии."


За­клю­че­ние и оцен­ка

За­клю­че­ние. Тран­сакт­ный ана­лиз раз­де­ля­ет лич­ность на три Я-со­сто­я­ния: Ро­ди­тель, Взрос­лый и Ре­бе­нок. Ре­бе­нок про­ис­хо­дит из ак­ту­аль­ных дет­ских пе­ре­жи­ва­ний, Ро­ди­тель пред­став­ля­ет на­сто­я­щих ро­ди­те­лей - их по­ве­де­ние и вли­я­ние, как в плане за­пре­тов, так и по­ощ­ре­ний. Взрос­лый пред­став­ля­ет ис­сле­до­ва­ние ре­аль­но­сти, ре­гу­ли­ру­ет и опо­сре­ду­ет вза­и­мо­дей­ствия меж­ду Ро­ди­те­лем и Ре­бен­ком. Лю­бое по­ве­де­ние мо­жет быть свя­за­но с од­ним из этих Я-со­сто­я­ний. В ран­нем воз­расте ре­бе­нок раз­ре­ша­ет опре­де­лен­ные про­блем­ные си­ту­а­ции неко­то­ры­ми спо­со­ба­ми, при­во­дя­щи­ми к фор­ми­ро­ва­нию от­но­ше­ния к се­бе и жиз­ни, жиз­нен­ной по­зи­ции. Жизнь ре­бен­ка ста­но­вит­ся про­цес­сом утвер­жде­ния или оправ­да­ния этой по­зи­ции с устра­не­ни­ем на­вис­ших над ней угроз. Су­ще­ству­ют че­ты­ре ос­нов­ные жиз­нен­ные по­зи­ции, за­тра­ги­ва­ю­щие са­мо­го ин­ди­ви­да и его окру­же­ние.

1. Я о'кей; вы о'кей.

2. Я о'кей; вы не о'кей.

3. Я не о'кей; вы о'кей.

4. Я не о'кей; вы не о'кей.

Ин­ди­вид, ес­ли толь­ко он не укло­ня­ет­ся от со­ци­аль­ных кон­так­тов, ис­поль­зу­ет со­ци­аль­ное вза­и­мо­дей­ствие для удо­вле­тво­ре­ния сти­муль­но­го го­ло­да, вклю­ча­ю­ще­го по­треб­ность в кон­так­те, при­зна­нии и струк­ту­ре для ор­га­ни­за­ции сво­е­го вре­ме­ни. Эти кон­так­ты вклю­ча­ют де­я­тель­ность, ри­ту­а­лы, про­стые тран­сак­ции, вре­мя­пре­про­вож­де­ния и иг­ры. Все они ис­пы­ты­ва­ют вли­я­ние жиз­нен­ной по­зи­ции ин­ди­ви­да, его жиз­нен­но­го сце­на­рия, или пла­на, ко­то­рые вы­те­ка­ют из ре­ше­ния, при­ня­то­го Ре­бен­ком под воз­дей­стви­ем ро­ди­те­лей. Са­мо­сто­я­тель­ный ин­ди­вид спо­со­бен воз­вы­сить­ся над иг­рой и жить в есте­ствен­ной бли­зо­сти с окру­жа­ю­щи­ми.

Пси­хо­па­то­ло­гия вклю­ча­ет рас­строй­ства в Я-со­сто­я­ни­ях и их вза­и­мо­дей­ствии, про­ис­те­ка­ю­щие из тра­ги­че­ско­го жиз­нен­но­го сце­на­рия. Пси­хо­те­ра­пия, или тран­закт­ный ана­лиз, пы­та­ет­ся пре­одо­леть эти рас­строй­ства, осво­бо­дить ин­ди­ви­да от это­го тра­ги­че­ско­го сце­на­рия с по­мо­щью струк­тур­но­го ана­ли­за (ана­ли­за Я-со­сто­я­ний), тран­закт­но­го ана­ли­за, ана­ли­за иг­ры и ана­ли­за сце­на­рия.

Тран­сакт­ный ана­лиз счи­та­ет­ся до­воль­но про­стым. Сам Берн ука­зы­вал на его про­сто­ту и обя­за­тель­ность все­го толь­ко пя­ти тер­ми­нов - Ро­ди­тель, Взрос­лый, Ре­бе­нок, иг­ры и сце­на­рии - ко­то­рым мож­но обу­чить па­ци­ен­тов за две-три сес­сии.


Оцен­ка.
Эта ка­жу­ща­я­ся про­сто­та вме­сте с тем яв­ля­ет­ся ве­ли­чай­шей про­бле­мой и ос­нов­ным недо­стат­ком тран­закт­но­го ана­ли­за, ме­ша­ю­щей его при­зна­нию се­рьез­ным про­фес­сио­наль­ным ме­то­дом пси­хо­те­ра­пии. Эта "про­сто­та" ста­ла при­чи­ной ши­ро­кой по­пуляр­но­сти под­хо­да. Бук­валь­но сот­ни его по­сле­до­ва­те­лей про­шли под­го­тов­ку на крат­ко­сроч­ных кур­сах и се­ми­на­рах, где пре­по­да­ют силь­но упро­щен­ные тер­ми­но­ло­гию и кон­цеп­ции, по­это­му по­ни­ма­ние ими тео­рии и прак­ти­ки тран­закт­но­го ана­ли­за силь­но огра­ни­че­но. Про­стей­шая фор­ма тран­закт­но­го ана­ли­за ста­ла мас­со­вой те­ра­пи­ей для тех, кто лег­ко осва­и­ва­ет его тер­ми­но­ло­гию.

Хо­тя мно­гих эта си­ту­а­ция устра­и­ва­ет, она име­ет, как ми­ни­мум, два недо­стат­ка. Во-пер­вых, неко­то­рые те­ра­пев­ты, пло­хо по­ни­ма­ю­щие под­ход Бер­на, мо­гут быть ди­рек­тив­ны­ми и ма­ни­пу­ля­тив­ны­ми в сво­их дей­стви­ях. В ре­зуль­та­те тран­закт­ный ана­лиз мо­жет стать мас­со­вой иг­рой, вы­го­да ко­то­рой со­сто­ит в го­но­ра­ре кли­ни­ци­ста или кон­суль­тан­та. Перлз (Perls, 1969) пи­сал: "Дей­стви­тель­ная иг­ра, в ко­то­рую они иг­ра­ют, на­вяз­чи­во при­пи­сы­вая каж­дое пред­ло­же­ние Ро­ди­те­лю или Ре­бен­ку, оста­ет­ся без на­зва­ния". Во-вто­рых, в ши­ро­кой прак­ти­ке неко­то­рые те­ра­пев­ты мо­гут обу­чать сво­их кли­ен­тов иг­ре "пси­хи­ат­рия - тран­закт­ный ана­лиз", ко­то­рая за­клю­ча­ет­ся в опи­са­нии соб­ствен­но­го по­ве­де­ния и по­ступ­ков дру­гих лю­дей с по­зи­ции Ро­ди­те­ля, Взрос­ло­го или Ре­бен­ка, а так­же с уче­том иг­ры, ко­то­рая в дан­ном слу­чае име­ет ме­сто. Этот про­цесс на­ве­ши­ва­ния яр­лы­ков ме­ша­ет или да­же пре­пят­ству­ет дей­стви­тель­но­му по­ни­ма­нию или те­ра­пев­ти­че­ско­му ре­зуль­та­ту.

Та­кая по­пуля­ри­за­ция тран­закт­но­го ана­ли­за при­ве­ла к его от­вер­же­нию мно­ги­ми спе­ци­а­ли­ста­ми. Кар­сон (Carson, 1977), на­при­мер, в крат­ком об­зо­ре ста­тей, пред­став­лен­ных на меж­ду­на­род­ной кон­фе­рен­ции по тран­закт­но­му ана­ли­зу пи­сал:

"Лю­бо­пыт­ная смесь по­пуляр­ной пси­хо­ло­гии, ори­ги­наль­но­го жар­го­на, по­верх­ност­но­го мыш­ле­ния, гра­фи­че­ских из­ли­шеств и ду­ха ве­се­лья, ха­рак­те­ри­зу­ю­щая это "дви­же­ние" с пер­вых его дней вновь про­яви­лась здесь... Оста­ет­ся лишь удив­лять­ся успе­ху ор­га­ни­за­ции, на­счи­ты­ва­ю­щей 12 000 чле­нов и раз­да­ю­щей раз­лич­ные зва­ния и сер­ти­фи­ка­ты, ко­то­рая зи­ждет­ся на столь хруп­кой, лю­би­тель­ской ос­но­ве" (р. 531).

Та­кая кри­ти­ка раз­ра­бо­тан­но­го Бер­ном тран­закт­но­го ана­ли­за со­вер­шен­но неспра­вед­ли­ва. Это до­ста­точ­но слож­ная си­сте­ма, она яв­ля­ет со­бой при­мер изящ­но­го из­ло­же­ния од­ной из наи­бо­лее труд­ных тео­рий. Тео­ри­ей и прак­ти­кой это­го под­хо­да овла­деть непро­сто. Те­ра­пия эта не из лег­ких, хо­тя на пер­вый взгляд пред­став­ля­ет­ся до­воль­но про­стой. Берн (Berne, 1966) предо­сте­ре­гал от чрез­мер­но­го упро­ще­ния.

"Тран­сакт­ная тео­рия про­ще и эко­но­мич­нее по срав­не­нию со мно­ги­ми дру­ги­ми пси­хо­те­ра­пев­ти­че­ски­ми тео­ри­я­ми, од­на­ко ее кли­ни­че­ское ис­поль­зо­ва­ние тре­бу­ет доб­ро­со­вест­но­го изу­че­ния; осо­бое ис­кус­ство необ­хо­ди­мо на про­дви­ну­тых эта­пах, где тран­закт­ный ана­лиз смы­ка­ет­ся с пси­хо­ана­ли­ти­че­ской и эк­зи­стен­ци­аль­ной те­ра­пи­ей" (pp. 216-217).

Недо­ста­точ­ное вни­ма­ние Бер­на к тех­ни­че­ским во­про­сам от­ча­сти объ­яс­ня­ет то мно­го­об­ра­зие тех­ник, ко­то­рое ис­поль­зу­ют лю­ди, на­зы­ва­ю­щие се­бя тран­закт­ны­ми те­ра­пев­та­ми, осо­бен­но те из них, ко­му недо­ста­ет по­дроб­но­го зна­ком­ства с тео­ри­ей Бер­на. Кро­ме то­го, неко­то­рые со­рат­ни­ки и по­сле­до­ва­те­ли Бер­на впо­след­ствии ото­шли от его ме­то­дов или при­внес­ли в них нечто но­вое, по­это­му в на­сто­я­щее вре­мя в рам­ках тран­закт­но­го ана­ли­за ис­поль­зу­ет­ся боль­шое ко­ли­че­ство раз­но­об­раз­ных тех­ник, от пси­хо­ана­ли­ти­че­ских до пси­ходра­мы и ге­штальт-тех­ник.

Берн имел пре­иму­ще­ство пси­хо­ана­ли­ти­че­ской под­го­тов­ки и прак­ти­ки в ка­че­стве ос­но­вы для ра­бо­ты со сво­и­ми па­ци­ен­та­ми. Он чрез­вы­чай­но осто­рож­но под­хо­дил к ле­че­нию (хо­тя его кли­ни­че­ская ин­ту­и­ция поз­во­ля­ла про­во­дить та­кие вме­ша­тель­ства, ко­то­рые в ис­пол­не­нии дру­гих по­ка­за­лись бы без­рас­суд­ны­ми). Он был ис­кре­нен со сво­и­ми па­ци­ен­та­ми, про­яв­лял оче­вид­ную за­бо­ту и вни­ма­ние. Он на­блю­дал, слу­шал, сле­дил за са­мо­вы­ра­же­ни­ем сво­их па­ци­ен­тов, ча­ще про­сто ре­а­ги­руя, не да­вая ре­ко­мен­да­ций и не при­сту­пая к ле­че­нию; по ме­ре при­об­ре­те­ния опы­та он ста­но­вил­ся все бо­лее ак­тив­ным.

Вме­сте с тем склон­ность Бер­на к по­нят­ной тер­ми­но­ло­гии на­ря­ду с при­зы­ва­ми к про­сто­те, ис­поль­зо­ва­ние ми­фов и ме­та­фор по­слу­жи­ло при­чи­ной невер­но­го ис­тол­ко­ва­ния его под­хо­да, чрез­мер­но­го его упро­ще­ния, упо­треб­ле­ния тер­ми­но­ло­гии в ка­че­стве жар­го­на. В дей­стви­тель­но­сти в тран­закт­ном ана­ли­зе да­ле­ко не пять вы­ше­пе­ре­чис­лен­ных тер­ми­нов. В сво­ей кни­ге о груп­по­вом ле­че­нии Берн при­во­дит глос­са­рий, вклю­ча­ю­щий 127 тер­ми­нов (по­чти 100 тер­ми­нов пе­ре­чис­ле­ны в кни­ге "What Do You Say After You Say Hello?"),мно­гие из ко­то­рых яв­ля­ют­ся об­ще­упо­тре­би­тель­ны­ми сло­ва­ми с из­ме­нен­ным зна­че­ни­ем. Кро­ме то­го, име­ют­ся мно­го­чис­лен­ные тер­ми­ны или фра­зы, ча­сто ме­та­фо­ры, ко­то­рые на­зы­ва­ют­ся "раз­го­вор­ны­ми вы­ра­же­ни­я­ми" (colloquialisms).Все это в со­че­та­нии с брос­ки­ми на­зва­ни­я­ми игр ве­дет к раз­ви­тию осо­бо­го язы­ка, по­нят­но­го толь­ко тем, кто им вла­де­ет. Та­ким об­ра­зом, мож­но утвер­ждать, что в си­сте­ме нет тех­ни­че­ской тер­ми­но­ло­гии, на­ли­цо раз­ви­той жар­гон, ко­то­рый упо­треб­ля­ет­ся с це­лью за­ме­ны тех­ни­че­ских (ча­сто пси­хо­ана­ли­ти­че­ских), а ино­гда и об­ще­при­ня­тых тер­ми­нов.

По этой при­чине оце­нить вклад са­мо­го Бер­на до­воль­но труд­но. Не пред­став­ля­ет ли со­бой тран­закт­ный ана­лиз пси­хо­ана­лиз, обо­га­щен­ный но­вой тер­ми­но­ло­ги­ей? По­мо­га­ет ли но­вая тер­ми­но­ло­гия луч­ше по­нять про­ис­хо­дя­щее? Спо­соб­ству­ет ли эта тер­ми­но­ло­гия прак­ти­ке пси­хо­те­ра­пии? Об­су­дим каж­дый из этих во­про­сов.

1. Берн при­зна­ет, что его тео­рия со­гла­су­ет­ся с ба­зо­вы­ми кон­цеп­ци­я­ми пси­хо­ана­ли­за. Его си­сте­ма вме­сте с тем не яв­ля­ет­ся про­сто пе­ре­во­дом пси­хо­ана­ли­за на но­вую тер­ми­но­ло­гию. Несо­мнен­но, име­ет­ся связь меж­ду Я-со­сто­я­ни­я­ми Ро­ди­те­ля, Взрос­ло­го, Ре­бен­ка с фрей­дов­ски­ми Су­перэ­го, Эго и Ид, од­на­ко это не то же са­мое. Хо­тя Фрейд при­зна­ет вли­я­ние ран­них пе­ре­жи­ва­ний в мла­ден­че­стве и дет­стве на по­сле­ду­ю­щую жизнь, он не де­та­ли­зи­ру­ет ме­ха­низ­мы вли­я­ния. Это де­ла­ет Берн. Его кон­цеп­ция жиз­нен­но­го сце­на­рия идет даль­ше пси­хо­ана­ли­за. Кро­ме то­го, до­пол­не­ни­ем к пси­хо­ана­ли­зу слу­жит вни­ма­ние Бер­на к меж­лич­ност­но­му по­ве­де­нию, а не оза­бо­чен­ность толь­ко внут­ри­лич­ност­ны­ми фак­то­ра­ми.

2. Ис­поль­зо­ва­ние но­во­го сло­ва­ря и тер­ми­но­ло­гии для обо­зна­че­ния ста­рых по­ня­тий име­ет как пре­иму­ще­ства, так и недо­стат­ки. Со­чи­не­ния Бер­на го­раз­до бо­лее лег­ки для вос­при­я­тия, чем ра­бо­ты Фрей­да и дру­гих пси­хо­ана­ли­ти­ков, и го­раз­до бо­лее ин­те­рес­ны, ес­ли су­дить по их по­пуляр­но­сти. Ис­поль­зо­ва­ние ми­фов, ме­та­фор и ана­ло­гий ча­сто поз­во­ля­ет про­ник­нуть в суть ве­щей. Ана­лиз со­ци­аль­но­го по­ве­де­ния в тер­ми­нах ри­ту­а­лов, вре­мя­пре­про­вож­де­ний, игр спо­соб­ству­ет по­ни­ма­нию про­ис­хо­дя­ще­го при со­ци­аль­ном вза­и­мо­дей­ствии. Не ме­нее по­лез­ным ока­зы­ва­ет­ся срав­не­ние жиз­нен­но­го пла­на со сце­на­ри­ем. Дра­ма­тич­ный и те­ат­раль­ный язык ча­сто про­ли­ва­ет свет на ви­ды по­ве­де­ния, о ко­то­рых идет речь.

Вме­сте с тем ана­ло­гии и ме­та­фо­ры ино­гда мо­гут быть по­ня­ты бук­валь­но, а яр­лы­ки и ка­те­го­рии по­ве­де­ния име­ют свой­ство под­ме­нять ис­тин­ное по­ни­ма­ние спе­ци­фи­че­ских и уни­каль­ных ас­пек­тов ин­ди­ви­ду­аль­но­го по­ве­де­ния и фор­ми­ро­ва­ния сте­рео­ти­пов. В боль­шин­стве слу­ча­ев совре­мен­ная прак­ти­ка тран­закт­но­го ана­ли­за за­клю­ча­ет­ся в ис­поль­зо­ва­нии тер­ми­но­ло­гии в ка­че­стве жар­го­на. Труд­но воз­ра­зить про­тив вы­ра­же­ния слож­ных зна­чи­мых идей про­сты­ми сло­ва­ми, од­на­ко ко­гда эти сло­ва со­зда­ны недав­но да еще под­хва­че­ны мас­са­ми, они мо­гут под­ме­нить со­бой идеи и кон­цеп­ции. Ин­ди­ви­ды с их по­ве­де­ни­ем укла­ды­ва­ют­ся в спе­ци­аль­но под­го­тов­лен­ное про­кру­сто­во ло­же. Бер­ну по­вез­ло с тер­ми­но­ло­ги­ей от­ча­сти по­то­му, что его ме­та­фо­ры и ана­ло­гии бы­ли хо­ро­ши; он от­ме­ча­ет, на­сколь­ко вы­ра­же­ны па­рал­ле­ли меж­ду "ре­аль­ны­ми" и со­ци­аль­ны­ми иг­ра­ми. Вме­сте с тем все­гда име­ют­ся раз­ли­чия меж­ду кар­той, ка­кой бы хо­ро­шей она ни бы­ла, и той тер­ри­то­ри­ей, ко­то­рую она отоб­ра­жа­ет.

Берн был убеж­ден в том, что внес в раз­ви­тие пси­хо­те­ра­пии соб­ствен­ный вклад. Он при­да­вал осо­бое зна­че­ние кон­цеп­ции жиз­нен­но­го сце­на­рия че­ло­ве­ка и сце­нар­ной мат­ри­цы, ко­то­рая схе­ма­тич­но изоб­ра­жа­ет про­ис­хож­де­ние сце­на­рия из его невзгод.

"Да­же ес­ли про­ис­хож­де­ние... сце­нар­ных ди­рек­тив в каж­дом от­дель­ном слу­чае раз­лич­но, сце­нар­ная мат­ри­ца тем не ме­нее оста­ет­ся од­ной из наи­бо­лее по­лез­ных диа­грамм в ис­то­рии на­у­ки, вме­щая в се­бя весь план че­ло­ве­че­ской жиз­ни и неиз­беж­ную судь­бу в про­стом, по­нят­ном и до­ступ­ном ри­сун­ке, ко­то­рый лег­ко про­ве­рить и ко­то­рый к то­му же со­дер­жит ука­за­ния на то, как из­ме­нить жизнь" (Berne, 1966, р. 302).

И да­лее: "Сце­нар­ный ана­лиз - вот ре­ше­ние про­бле­мы че­ло­ве­че­ской судь­бы, он го­во­рит нам (на­ко­нец-то!), что на­ши судь­бы по боль­шей ча­сти пред­опре­де­ле­ны, а сво­бод­ная во­ля боль­шин­ства лю­дей - не бо­лее чем ил­лю­зия" (Berne, 1972, р. 295). (Он от­ме­ча­ет, од­на­ко, что сце­на­рий бо­лее ги­бок по срав­не­нию с ге­не­ти­че­ским ап­па­ра­том, под­вер­жен вли­я­нию внеш­них фак­то­ров и жиз­нен­ных пе­ре­жи­ва­ний, и мо­жет быть из­ме­нен с по­мо­щью пси­хо­те­ра­пии.) Вме­сте с тем Берн ука­зы­ва­ет, что "пси­хи­ат­ри­че­ско­му ана­ли­зу сце­на­рия все­го несколь­ко лет, по­это­му в на­сто­я­щее вре­мя нет ни од­но­го слу­чая кли­ни­че­ско­го на­блю­де­ния за пол­ным жиз­нен­ным сце­на­ри­ем" (Berne, 1972, р. 296).

3. Берн за­ре­ко­мен­до­вал се­бя как эф­фек­тив­ный пси­хо­те­ра­певт, од­на­ко невоз­мож­но до­ка­зать, что это свя­за­но с раз­ра­бо­тан­ной им тео­ри­ей. Он опи­рал­ся на свою тео­рию как на ос­но­ву для крат­ко­сроч­ной ди­а­гно­сти­че­ской оцен­ки и, ис­поль­зуя свои тео­ре­ти­че­ские кон­цеп­ции, мог пред­ска­зать бу­ду­щие по­ступ­ки па­ци­ен­тов. "Ка­кое-ли­бо яв­но три­ви­аль­ное со­бы­тие, - пи­сал он, - для­ще­е­ся все­го лишь несколь­ко се­кунд, мо­жет рас­ска­зать вос­при­им­чи­во­му пси­хо­те­ра­пев­ту всю ис­то­рию жиз­ни па­ци­ен­та" (1972, р. 301). На­вер­ное, так оно и есть. Берн сам был вос­при­им­чи­вым пси­хо­те­ра­пев­том с хо­ро­шо раз­ви­той ин­ту­и­ци­ей. Тем не ме­нее слиш­ком ча­сто пред­ска­за­ния сбы­ва­лись или "под­твер­жда­лись" па­ци­ен­та­ми, по­сколь­ку они не мог­ли не сбыть­ся в си­лу вос­при­я­тия и ин­тер­пре­та­ции пси­хо­те­ра­пев­та­ми уви­ден­но­го и услы­шан­но­го, а так­же в си­лу вну­ше­ния.

Тран­сакт­ный ана­лиз учит па­ци­ен­тов на­зы­вать, ана­ли­зи­ро­вать и ин­тер­пре­ти­ро­вать свое по­ве­де­ние и по­ве­де­ние дру­гих лю­дей с по­мо­щью тер­ми­но­ло­гии и кон­цеп­ций си­сте­мы. По­это­му неуди­ви­тель­но, что па­ци­ен­ты оправ­ды­ва­ют ожи­да­ния пси­хо­те­ра­пев­та. Спор­ным оста­ет­ся во­прос о том, идет ли здесь речь о до­ка­за­тель­ствах в поль­зу са­мой тео­рии или же мы име­ем тот ре­зуль­тат, ко­то­рый сле­до­ва­ло ожи­дать. Па­ци­ен­ты пси­хо­те­ра­пев­тов, об­ла­да­ю­щих да­ром убеж­де­ния, обыч­но го­то­вы под­дер­жать тео­рии сво­их пси­хо­те­ра­пев­тов. Берн об­ра­ща­ет вни­ма­ние на обы­ден­ный язык сво­ей си­сте­мы, од­на­ко для лю­дей, ко­то­рые с ней стал­ки­ва­ют­ся, этот язык не яв­ля­ет­ся язы­ком по­все­днев­но­го об­ще­ния.

Что мож­но ска­зать о на­уч­ной сто­роне пред­ло­жен­но­го Бер­ном под­хо­да? Ис­сле­до­ва­ния, по­свя­щен­ные Я-со­сто­я­ни­ям и их зна­че­нию для функ­ци­о­ни­ро­ва­ния лич­но­сти, в боль­шом ко­ли­че­стве встре­ча­ют­ся в ли­те­ра­ту­ре, по­свя­щен­ной тран­закт­но­му ана­ли­зу (e. g., Heyer, 1987). Как от­ме­ча­ют неко­то­рые ав­то­ры (Dusay & Dusay, 1984), "зна­чи­те­лен ин­те­рес к оцен­ке ба­зо­вых кон­цеп­ций тран­закт­но­го ана­ли­за" (р. 431). "Я-со­сто­я­ния и эго­грам­мы (про­фи­ли функ­ци­о­ни­ро­ва­ния Я-со­сто­я­ний) при­вле­ка­ют осо­бое вни­ма­ние ис­сле­до­ва­те­лей" (Dusay & Dusay, 1989, p. 439).

С дру­гой сто­ро­ны, ис­сле­до­ва­тель­ских ра­бот, по­свя­щен­ных тран­закт­но­му ана­ли­зу как фор­ме те­ра­пии, срав­ни­тель­но немно­го. Сам Берн (Berne, 1961) при­вел пер­вые ре­зуль­та­ты та­ких ис­сле­до­ва­ний. По его со­об­ще­нию, в пе­ри­од с сен­тяб­ря 1954 г. по сен­тябрь 1956 г. про­ве­де­на ра­бо­та с 75 па­ци­ен­та­ми, 23 из ко­то­рых на­хо­ди­лись в пред­пси­хо­ти­че­ском, пси­хо­ти­че­ском или пост­пси­хо­ти­че­ском со­сто­я­нии. Из этих 23 па­ци­ен­тов со­сто­я­ние дво­их (9%) про­дол­жа­ло ухуд­шать­ся, и они доб­ро­воль­но по­сту­пи­ли в боль­ни­цу; у тро­их (13%) за­ре­ги­стри­ро­ва­но от­сут­ствие из­ме­не­ний или ми­ни­маль­ные из­ме­не­ния; со­сто­я­ние 18 (78%) па­ци­ен­тов улуч­ши­лось. С 1956 по 1960 г. око­ло 100 че­ло­век про­шли пол­ный курс ле­че­ния (ми­ни­мум 7 недель под­ряд с про­спек­тив­ным на­блю­де­ни­ем про­дол­жи­тель­но­стью 2-3 го­да), из них 20 че­ло­век на­хо­ди­лись в пред­пси­хо­ти­че­ском, пси­хо­ти­че­ском или пост­пси­хо­ти­че­ском со­сто­я­нии. "В боль­шин­стве слу­ча­ев ле­че­ние за­вер­ша­лось тем, что па­ци­ен­ты, их се­мьи и пси­хо­те­ра­певт от­ме­ча­ли улуч­ше­ние. В трех неудач­ных слу­ча­ях па­ци­ен­ты доб­ро­воль­но по­сту­пи­ли в боль­ни­цу. Все па­ци­ен­ты ра­нее гос­пи­та­ли­зи­ро­ва­лись" (Berne, 1961, р. 337). Берн рас­це­ни­вал эти ре­зуль­та­ты как бла­го­при­ят­ные по срав­не­нию с ре­зуль­та­та­ми дру­гих под­хо­дов.

Со вре­ме­ни пер­во­го со­об­ще­ния Бер­на про­ве­де­но мно­же­ство ис­сле­до­ва­ний, по­свя­щен­ных тран­закт­но­му ана­ли­зу. По­лу­че­ны неко­то­рые по­ло­жи­тель­ные ре­зуль­та­ты (см. крат­кий об­зор важ­ней­ших ис­сле­до­ва­ний, Dusay & Dusay, 1989). Вме­сте с тем как уже го­во­ри­лось, ис­сле­до­ва­ний, по­свя­щен­ных те­ра­пев­ти­че­ским ас­пек­там вме­ша­тель­ства, огра­ни­чен­ное ко­ли­че­ство, глав­ное вни­ма­ние ис­сле­до­ва­те­лей обыч­но при­вле­ка­ют дру­гие ас­пек­ты тран­закт­но­го ана­ли­за, по­это­му дей­ствен­ность это­го под­хо­да тре­бу­ет даль­ней­ше­го прак­ти­че­ско­го изу­че­ния и про­вер­ки.

Несмот­ря на нехват­ку эм­пи­ри­че­ских ис­сле­до­ва­ний, ин­те­рес к тран­закт­но­му ана­ли­зу не осла­бе­ва­ет. Меж­ду­на­род­ная ас­со­ци­а­ция тран­закт­но­го ана­ли­за про­дол­жа­ет по­пол­нять­ся но­вы­ми чле­на­ми. Ев­ро­пей­ская ас­со­ци­а­ция тран­закт­но­го ана­ли­за за­ни­ма­ет­ся про­па­ган­дой это­го под­хо­да в Ев­ро­пе. Жур­нал "Transactional Analysis Journal",из­да­ю­щий­ся свы­ше двух де­ся­ти­ле­тий, про­дол­жа­ет оста­вать­ся ос­нов­ным пе­ри­о­ди­че­ским ис­точ­ни­ком све­де­ний о тран­закт­ном ана­ли­зе, его тео­рии и прак­ти­ке. В совре­мен­ной ли­те­ра­ту­ре мож­но об­на­ру­жить ряд ин­те­рес­ных ра­бот об эго-грам­мах (Dusay, 1986), ин­те­гра­ции тран­закт­но­го ана­ли­за с ге­штальт-те­ра­пи­ей (Goulding, 1987, 1992; Goulding & Goulding, 1978) и дру­ги­ми под­хо­да­ми (на­при­мер, пси­ходра­мой). Все это де­ла­ет­ся с боль­шим эн­ту­зи­аз­мом, при­чем тран­закт­ный ана­лиз со­хра­ня­ет свое ме­сто и роль в совре­мен­ной пси­хо­те­ра­пии.

Что ка­са­ет­ся бу­ду­ще­го тран­закт­но­го ана­ли­за, вот что пред­по­ло­жи­ли Дж. и К. Дю­сей (Dusay & Dusay, 1984) бо­лее де­ся­ти лет на­зад.

"Бу­ду­щее тран­закт­но­го ана­ли­за ви­дит­ся в пе­ре­клю­че­нии вни­ма­ния на дей­ствен­ные, эмо­тив­ные и энер­ге­ти­че­ские мо­де­ли с це­лью кор­рек­ции чрез­мер­ной кон­цен­тра­ции на "по­ни­ма­нии", что при­ве­дет к рав­но­ве­сию меж­ду аф­фек­том и ко­г­ни­ци­я­ми. Ис­то­рия тран­закт­но­го ана­ли­за - это ис­то­рия быст­рой эво­лю­ции к но­вым, бо­лее эф­фек­тив­ным тех­ни­кам, а не при­вер­жен­ность ста­рым мо­де­лям. Струк­тур­ные кон­цеп­ции Я-со­сто­я­ний, тран­сак­ция (еди­ни­ца со­ци­аль­но­го вза­и­мо­дей­ствия), сце­на­рий или тео­рия игр не бу­дут от­бро­ше­ны; вме­сте с тем тех­ни­ки, на­це­лен­ные на сти­му­ли­ро­ва­ние из­ме­не­ний, мо­гут и долж­ны быть пе­ре­стро­е­ны с глав­но­го ак­цен­та на по­ни­ма­нии и ин­сай­те (ко­то­рые то­же важ­ны) к бо­лее эм­пи­ри­че­ско­му и эмо­тив­но­му под­хо­ду" (р. 443).

Это утвер­жде­ние точ­но от­ра­жа­ет со­бы­тия в тран­закт­ном ана­ли­зе за про­шед­шее де­ся­ти­ле­тие и, кро­ме то­го, поз­во­ля­ет за­гля­нуть в его бу­ду­щее на го­ды впе­ред.

В за­клю­че­ние хо­чет­ся еще раз ска­зать, что тран­закт­ный ана­лиз силь­но от­ли­ча­ет­ся от боль­шин­ства тео­рий и име­ет пе­ред ни­ми ряд пре­иму­ществ, по­сколь­ку в нем от­кры­то го­во­рит­ся об ис­поль­зу­е­мых кон­цеп­ци­ях и тер­ми­нах. В сво­ей про­стей­шей фор­ме он так­же го­раз­до по­нят­нее и, сле­до­ва­тель­но, при­вле­ка­тель­нее и по­лез­нее, во вся­ком слу­чае су­дя по вре­мен­ным ре­зуль­та­там. Се­рьез­ные ис­сле­до­ва­те­ли, а так­же прак­ти­че­ские пси­хо­те­ра­пев­ты най­дут со­чи­не­ния Бер­на весь­ма цен­ны­ми. Берн об­ла­дал ис­сле­до­ва­тель­ским скла­дом ума и вы­со­кой про­дук­тив­но­стью. Он с ин­те­ре­сом на­блю­дал за людь­ми и их по­ве­де­ни­ем, об­ла­дал раз­ви­той кли­ни­че­ской ин­ту­и­ци­ей. Це­лый ряд его на­блю­де­ний мож­но лег­ко опи­сать обыч­ным язы­ком, не при­бе­гая к спе­ци­аль­ной тер­ми­но­ло­гии со­здан­ной им си­сте­мы. Неза­ви­си­мо от ис­поль­зу­е­мой тер­ми­но­ло­гии, сде­лан­ные Бер­ном на­блю­де­ния за­слу­жи­ва­ют са­мо­го при­сталь­но­го вни­ма­ния.

Ис­точ­ник:
Се­сил Пат­тер­сон, Эд­вард Уо­т­кинс. Тео­рии пси­хо­те­ра­пии. Гла­ва 11.
(Сecil Н. Patterson and С. Edward Watkins, Jr. "Theories of Psychotherapy", 5th ed., 1997)

С уважением, психолог Евгений Корчмарек

Если эта статья была полезной для вас - подписывайтесь на мою рассылку, в которой я буду делиться новыми статьями!

Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Расскажите друзьям:

Подпишитесь

С помощью формы ниже вы можете подписаться на новые статьи и информацию о мероприятиях:

Комментарии ()