Психологические игры

Психолог Евгений Корчмарек logo
Психологические игры

Иг­ра - это се­рия тран­зак­ций, ко­то­рая за­кан­чи­ва­ет­ся, по мень­шей ме­ре, тем, что один из иг­ро­ков чув­ству­ет се­бя уязв­лен­ным, за­де­тым. Иг­ра пред­став­ля­ет со­бой по­вто­ря­ю­щий­ся об­ра­зец по­ве­де­ния. Че­ло­век иг­ра­ет в од­ну и ту же иг­ру мно­го раз.

Иг­ра на­чи­на­ет­ся с по­мо­щью пря­мо­го сти­му­ла. Этот сти­мул со­дер­жит так­же сек­рет­ное или скры­тое со­об­ще­ние. От­вет на это сек­рет­ное со­об­ще­ние да­ет­ся от­кры­то. В кон­це иг­ры иг­рок по­лу­ча­ет рас­пла­ту - он несчаст­лив, и ему боль­но. Взрос­лый иг­ро­ка не осо­зна­ет всю по­сле­до­ва­тель­ность тран­зак­ций.

  1. Пря­мой сти­мул ("Я по­кра­шу для те­бя зад­нее крыль­цо").
  2. Сек­рет­ное со­об­ще­ние (Че­ло­век от­кла­ды­ва­ет по­крас­ку, "Про­дол­жай "пи­лить" ме­ня").
  3. От­вет на сек­рет­ное со­об­ще­ние ("По­че­му ты до сих пор не по­кра­сил крыль­цо? ").
  4. Рас­пла­та. Че­ло­век злит­ся, гру­стит, бес­по­ко­ит­ся, чув­ству­ет се­бя ви­но­ва­тым и, та­ким об­ра­зом, мол­ча да­ет се­бе и дру­гим оцен­ку, ко­то­рая укреп­ля­ет его жиз­нен­ную по­зи­цию, фор­му­ли­ру­е­мую в тер­ми­нах "Я в по­ряд­ке" или "Я не в по­ряд­ке" и " Ты в по­ряд­ке" или "Ты не в по­ряд­ке". ("Я злюсь. Она все­гда ме­ня кри­ти­ку­ет. По­жа­луй, мне ни­ко­гда не уго­дить ей").

Каж­дый че­ло­век по­лу­ча­ет свою рас­пла­ту и эта рас­пла­та яв­ля­ет­ся по­вто­ре­ни­ем важ­ных неокон­чен­ных в про­шлом дел. Гар­ри, Джордж и Джем иг­ра­ют в аб­со­лют­но иден­тич­ную иг­ру: они все­гда опаз­ды­ва­ют на зва­ные ужи­ны, и их все­гда ру­га­ют за это. Гар­ри гру­стит и го­во­рит се­бе: "У дру­гих все по­лу­ча­ет­ся луч­ше, чем у ме­ня" и "Я все де­лаю не так". Джордж злит­ся и го­во­рит се­бе: "Ну и дру­зья, так кри­ти­ко­вать ме­ня" и "Луч­ше бы я про­вел этот ве­чер один". Джем бес­по­ко­ит­ся и го­во­рит се­бе: "Они, на­вер­ное, по­ду­ма­ли, что я со­всем пло­хая" и "Я веч­но все пу­таю ...ин­те­рес­но, что же я на­де­лаю в сле­ду­ющий раз?"

Опоз­да­ние или объ­яс­не­ние опоз­да­ния - это пря­мой сти­мул. Сек­рет­ное со­об­ще­ние - "Кри­ти­куй­те ме­ня". Дру­гие кри­ти­ку­ют. Рас­пла­той яв­ля­ет­ся то, что каж­дый иг­рок чув­ству­ет и ду­ма­ет о се­бе и дру­гих. Все это про­ис­хо­дит за пре­де­ла­ми Взрос­ло­го осо­зна­ния. Это зна­чит, что все трое иг­ро­ков не зна­ют, что цель их опоз­да­ния - по­лу­чить в от­вет кри­ти­ку и чув­ство­вать то, что они в ре­зуль­та­те по­чув­ство­ва­ли. Они не зна­ют, что вос­со­зда­ют в на­сто­я­щем сце­ны, на са­мом де­ле яв­ля­ю­щи­е­ся по­вто­ре­ни­ем неза­кон­чен­ных сцен в про­шлом. Гар­ри иг­рал в эту иг­ру с от­цом, Джем - с ма­те­рью, а Джордж по­вто­ря­ет иг­ру, в ко­то­рую иг­рал его отец со сво­ей же­ной, ма­те­рью Джор­джа.

Сти­вен Кар­п­ман изоб­рел для объ­яс­не­ния игр дра­ма­ти­че­ский треу­голь­ник (тре­уголь­ник Кар­п­ма­на). Он пред­ла­га­ет рас­смат­ри­вать иг­ру как пье­су с тре­мя ро­ля­ми: пре­сле­до­ва­тель, спа­са­тель и жерт­ва. "Дей­ствие" раз­во­ра­чи­ва­ет­ся, ког­да иг­ро­ки ме­ня­ют­ся ро­ля­ми. На­при­мер, в иг­ре На­силь­ник, вна­ча­ле иг­ры участ­ни­ки на­хо­дят­ся на по­зи­ции жерт­вы («По­мо­ги мне с ком­пью­те­ром») и спа­си­те­ля («Ко­неч­но, по­мо­гу»), а в мо­мент пе­ре­клю­че­ния жерт­ва пре­вра­ща­ет­ся в пре­сле­до­ва­те­ля (чув­ству­ет се­бя уязв­лен­ной, за­де­той: «Да, за ко­го ты ме­ня при­ни­ма­ешь?»), а спа­си­тель - в жерт­ву (чув­ству­ет недо­уме­ние, удив­ле­ние).

Фор­му­ла Бер­на из его кни­ги "Лю­ди, ко­то­рые иг­ра­ют в иг­ры" гла­сит: на­жив­ка плюс улов­ка при­во­дят к от­ве­ту, пе­ре­клю­че­нию, удив­ле­нию и рас­пла­те. По Бер­ну "на­жив­ку" ис­поль­зу­ет один из иг­ро­ков чтобы "под­це­пить" дру­го­го. "Улов­ка" - это пси­хо­ло­ги­чес­кая тре­щи­на в че­ло­ве­ке, ко­то­рый поз­во­ля­ет се­бя "за­це­пить". Он "на крюч­ке", ко­гда от­ве­ча­ет на "на­жив­ку". "Пе­ре­клю­че­ние" - это пе­ре­ход из од­но­го эго-со­сто­я­ния в дру­гое или, бо­лее ве­ро­ят­но, из од­ной ро­ли в дра­ма­ти­че­ском тре­уголь­ни­ке в дру­гую. "Удив­ле­ние" опи­са­но Бер­ном как чув­ство, ана­ло­гич­ное то­му, что мож­но бы­ло уви­деть на ли­цах хит­ре­цов в ста­ром теле­ви­зи­он­ном шоу "Невы­пол­ни­мое за­да­ние", ко­гда они бы­ли уве­ре­ны, что вы­иг­ра­ли, и вдруг осо­зна­ва­ли, что на са­мом де­ле они на гра­ни про­иг­ры­ша.

В иг­ре не обя­за­ны участ­во­вать ми­ни­мум двое иг­ро­ков. На­при­мер, иг­ра "По­те­рян­ные Клю­чи". Иг­рок мчит­ся к ма­шине, как буд­то стая вол­ков на­се­да­ет ему на пят­ки, и "вне­зап­но"... па­ни­ка! Клю­чи в ма­шине, дверь за­кры­та. "Ты, при­ду­рок, - го­во­рит он се­бе,— У те­бя все все­гда на­пе­ре­ко­сяк!" Он злит­ся, он рас­те­рян, он про­дол­жа­ет об­зы­вать се­бя с по­зи­ции Ро­ди­те­ля. В иг­ре ни­кто, кро­ме него, не участ­ву­ет, хо­тя в про­шлом, ко­неч­но, он иг­рал в "Иди­о­та" с ро­ди­те­ля­ми или кем-то еще. Это при­мер иг­ры с од­ной ро­лью - оди­ноч­ной иг­ры.

Неко­то­рые иг­ры опас­ны (иг­ры тре­тьей сте­пе­ни) и за­кан­чи­ва­ют­ся трав­мой, тю­рем­ным за­клю­че­ни­ем или смер­тью. Ес­ли воз­ни­ка­ет по­до­зре­ние, что ве­дет­ся по­доб­ная иг­ра, мы не поз­во­ля­ем до­ве­сти ее до кон­ца. На­при­мер, на се­ми­на­ре те­ра­певт-кли­ент рас­суж­да­ет о ра­до­стях от­кры­тых сек­су­аль­ных кон­так­тов или го­во­рит, что рас­ска­зы­ва­ет сво­им кли­ен­там об их с же­ной сво­бод­ном брач­ном со­ю­зе. Мы немед­лен­но спра­ши­ва­ем, всту­па­ет ли он в сек­су­аль­ные от­но­ше­ния с кли­ен­та­ми. Мы убеж­де­ны, что для кли­ен­тов это вред­но, но вме­сто то­го, чтобы сра­зу об­ру­шить­ся на него с эти­че­ски­ми и мо­раль­ны­ми об­ви­не­ни­я­ми, пред­по­чи­та­ем сна­ча­ла втя­нуть его Ре­бен­ка в осо­зна­ние ве­ду­щей­ся иг­ры. Мы про­сим его во­об­ра­зить, что бу­дет, ес­ли кто-ни­будь од­на­жды по­жа­лу­ет­ся на него в Кон­троль­ный ме­ди­цин­ский со­вет или по­даст на него в суд за зло­упо­треб­ле­ние вра­чеб­ным по­ло­же­ни­ем. Ес­ли он утвер­жда­ет, что не всту­па­ет в сек­су­аль­ные кон­так­ты с кли­ен­та­ми, но кли­ен­ты зна­ют, что у него бо­лее од­но­го сек­су­аль­но­го парт­не­ра, мы про­сим его пред­ста­вить, что он на­хо­дит­ся в су­де и пы­та­ет­ся за­щи­тить­ся от об­ви­не­ний мсти­тель­ной кли­ент­ки, ко­то­рая лжет, чтобы вы­иг­рать де­ло о зло­упот­реб­ле­нии вра­чеб­ным по­ло­же­ни­ем. Осо­зна­ние рас­пла­ты по­мо­га­ет это­му те­ра­пев­ту-кли­ен­ту по­нять ис­тин­ную при­ро­ду сво­ей иг­ры. Те­перь он бо­лее скло­нен пре­кра­тить ее, неже­ли в том слу­чае, ес­ли бы мы ре­ши­ли сна­ча­ла оспо­рить его мо­раль­ную, эти­че­скую по­зи­цию, что мог­ло вы­звать лишь "обос­но­ван­ный" гнев его Ре­бен­ка.

В этой иг­ре пря­мая тран­зак­ция: "У ме­ня сек­су­аль­ные свя­зи с дру­ги­ми жен­щи­на­ми по­ми­мо же­ны" (зву­чит пря­мо, как чи­сто ин­фор­ма­тив­ное со­об­ще­ние). Сек­рет­ное со­об­ще­ние к иг­ро­ку в иг­ре "На­силь­ник": "По­жа­луй­ста, до­не­си на ме­ня" или "По­жа­луй­ста, по­дай на ме­ня в суд". От­вет иг­ро­ка - рас­ска­зать сво­е­му адво­ка­ту, что те­ра­певт скло­нял ее к сек­су. Рас­пла­та со­сто­ит из его чувств плюс вы­во­дов о се­бе и дру­гом иг­ро­ке. Он мо­жет разо­злить­ся, по­чув­ство­вать боль, ощу­тить се­бя раз­дав­лен­ным. Он мо­жет ска­зать: "Как толь­ко я при­бли­зил­ся к успе­ху, я упу­стил его", или "Я про­гнил на­сквозь, я дол­жен по­кон­чить с со­бой", или лю­бые дру­гие сло­ва, под­хо­дя­щие его пред­став­ле­нию о се­бе. О ней он мо­жет ска­зать: "Она ме­ня под­ста­ви­ла" или "Она ме­ня про­ве­ла", и оба утвер­жде­ния толь­ко под­твер­дят его внут­рен­нюю уве­рен­ность, что "ни од­ной жен­щине нель­зя до­ве­рять!". Вся се­рия тран­зак­ций про­хо­дит вне со­зна­ния его Взрос­ло­го. Он ду­мал, что де­лал все это, чтобы быть "чест­ным", или по­то­му, что так силь­но лю­бит жен­щин.

Шан­таж

Непри­ят­ные чув­ства, ис­пы­ты­ва­е­мые людь­ми во вре­мя иг­ры, на­зы­ва­ют­ся шан­та­жом. Се­рия тран­зак­ций про­из­во­дит­ся, чтобы по­лу­чить распла­ту или шан­таж.

Эти чув­ства ис­поль­зу­ют­ся как по­пыт­ка из­ме­нить дру­гих. Ко­неч­но, ино­гда, ес­ли мы до­ста­точ­но силь­но стра­да­ем, лю­ди де­ла­ют то, что мы хо­тим. У каж­до­го из нас есть опыт то­го, как пе­чаль или гнев на ко­го-ни­будь - су­пру­га или су­пру­гу, ре­бен­ка, ро­ди­те­ля, на­чаль­ни­ка - за­ста­ви­ли это­го че­ло­ве­ка из­ме­нить свое по­ве­де­ние. Вы­мо­га­тель­ством мы на­зы­ва­ем ис­поль­зо­ва­ние шан­та­жа в це­лях из­ме­нить чье-ли­бо по­ве­де­ние.

Де­тей шан­та­жу учат ро­ди­те­ли. Мать или отец го­во­рит: "Ты ме­ня злишь, ко­гда хло­па­ешь две­рью", "Ты нер­ви­ру­ешь ме­ня сво­им сви­стом", "Я так бес­по­ко­юсь, ко­гда те­бя позд­но нет до­ма", "Я так счаст­ли­ва, ко­гда ты поль­зу­ешь­ся горш­ком". Так ре­бен­ку го­во­рят, что он несет от­вет­ствен­ность за ро­ди­тель­ские чув­ства. Ре­бе­нок рас­тет с ис­крен­ней ве­рой в то, что за­став­ля­ет лю­дей чув­ство­вать. А спра­ши­вал ли он се­бя, о чем они бес­по­ко­и­лись, из-за че­го нерв­ни­ча­ли и зли­лись до его по­яв­ле­ния на свет?

Шан­таж ис­поль­зу­ет­ся и по-дру­го­му. Ес­ли кто-то, на­при­мер, жи­вет по су­и­ци­даль­но­му сце­на­рию и од­на­жды ре­ша­ет, что убьет се­бя, "ес­ли де­ла пой­дут со­всем пло­хо", то он хра­нит свои от­ри­ца­тель­ные эмо­ции, со­би­ра­ет их, как буд­то это тор­го­вые кар­точ­ки (мар­ки по Э.Бер­ну), и как толь­ко на­ко­пит их "до­ста­точ­ное" ко­ли­че­ство, мо­жет по­кон­чить с со­бой. Эти кар­точ­ки или мар­ки мо­гут мно­жить­ся раз­ны­ми спо­со­ба­ми. Че­ло­век мо­жет иг­рать в иг­ры, в ко­то­рых по­лу­ча­ет пи­нок под зад и чув­ство уни­жен­но­сти; мо­жет ис­кать, что та­ко­го пло­хо­го про­ис­хо­дит в ми­ре, вро­де вой­ны в Ли­ване или рас­ту­щей ин­фля­ции; мо­жет во­ро­чать­ся без сна в по­сте­ли, вспо­ми­ная все несча­стья, про­ис­хо­див­шие с ним в жиз­ни; вспо­ми­на­ет, что ма­ма его не лю­би­ла, а па­па ни­ко­гда не иг­рал с ним; мо­жет про­во­дить свое те­ра­пев­ти­че­ское вре­мя, вы­тас­ки­вая на свет бо­жий все бо­лее и бо­лее пе­чаль­ные вос­по­ми­на­ния. Чтобы чув­ство­вать се­бя до­ста­точ­но пе­чаль­ным, он мо­жет да­же на­при­ду­мать се­бе несча­стья. На­при­мер, во­об­ра­зить, что же­на ему из­ме­ня­ет, хо­тя ни­ка­ких то­му до­ка­за­тельств не име­ет­ся.

Од­на из це­лей ТА-те­ра­пии - по­мочь па­ци­ен­ту из­ба­вить­ся от шан­та­жа и за­ме­нить его хо­ро­ши­ми чув­ства­ми. Хро­ни­че­ски бес­по­кой­ные лю­ди за­ме­ня­ют бес­по­кой­ство на эн­ту­зи­азм. Хро­ни­че­ски ви­но­ва­тые учат­ся из­бав­лять­ся от ви­ны и на­сла­ждать­ся жиз­нью. Хро­ни­че­ски злые стре­мят­ся ис­поль­зо­вать гнев как пред­ло­же­ние к дей­ствию, а за­тем из­бав­лять­ся от него. Боб Гул­динг - в те вре­ме­на, ко­гда он каж­дое утро про­сы­пал­ся, пы­лая нена­ви­стью к Ричар­ду Ник­со­ну - на­прав­лял свой гнев на на­пи­са­ние со­тен пи­сем се­на­то­рам, кон­гресс­ме­нам и дру­гим вы­со­ко­по­став­лен­ным ли­цам!

Ис­точ­ник:
М. Гул­динг, Р. Гул­динг "Пси­хо­те­ра­пия но­во­го ре­ше­ния"

С уважением, психолог Евгений Корчмарек

Если эта статья была полезной для вас - подписывайтесь на мою рассылку, в которой я буду делиться новыми статьями!

Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Понравилась статья? Расскажите друзьям:


Подпишитесь

С помощью формы ниже вы можете подписаться на новые статьи:

Комментарии ()