Человек балансирует на перилах моста Золотые Ворота ("мост самоубийц" в Сан-Франциско). Он говорит себе: "Но ведь я не хочу умирать". Другая же часть его говорит: "Нет, хочу". Пока он балансирует на перилах, не решаясь ни броситься вниз, ни спуститься назад, он находится в тупике. Если он спрыгнет вниз, значит он вышел из тупика. Если он сойдет вниз, на мост, решив не умирать, он также, по крайней мере на время, вышел из тупика на улицу жизни. Он может упереться в этот же тупик в будущем, но сейчас он из него выбрался. (Временные решения нас не удовлетво­ряют, так как обычно принимаются Взрослым. Мы же работаем над тем, чтобы Ребенок принял новое решение не убивать себя ни сейчас, ни в будущем.)​​

В транзактном анализе внутренний конфликт (или тупик) - это точка, в которой встречаются две или больше противо­положных силы, точка "ступора".

Тупики делятся на три степени

Тупики первой степени

Тупики первой степени основаны на обратном предписании - это конфликт между Родителем (Р2) и Ребенком (Д2 - Дитя). Обратное предписание - это сообщение родительского эго-состояния Родитель (см. статью "Как мы принимали решения в детстве, которым теперь бессознательно следуем"). Решения, которые лежат в основе тупика первой степени принимаются с помощью слов. Тупик первой степени формируется в возрасте от 2 лет и старше.

Например, отец говорит сыну: "Каждую работу надо выполнять на пять", "Всегда де­лай на десять процентов больше". То есть родитель в жизни посы­лает из своего Родителя сообщение: "Работай усердно".​

Маленький мальчик, стремящийся завоевать одобрение отца, решает из состояния своего Маленького Профессора (ранний Взрослый в Ребенке, В1) работать много и тяжело. Он работает как сумасшед­ший до 55 лет и, не сознавая того, все еще пытается угодить своим ро­дителям. В 55 лет он решает снизить темп, поэтому из своего Родителя (Р2) он строит планы работать всего лишь по 8 часов 5 дней в неделю и каждый год уходить в отпуск на месяц.

Кажется, что человек вырвался из тупика, однако, принятого его "думающим" Взрослым (В2) реше­ния обычно бывает недостаточно. Как только он снижает темп, у него начинаются головные боли, или же, начав играть в гольф, он доводит себя до изнеможения, проходя по 35 лунок в день. Едет рыбачить, но вместо того, чтобы отдыхать, вскакивает на рассвете и весь день ме­чется, пытаясь выловить всю рыбу в пруду. Он все еще получает те же самые сообщения от своего Родителя и работает усерд­но, и добивается успеха, и "делает работу хорошо". Человек по-пре­жнему в тупике, потому что не добрался до самого своего нутра и его Ребенок (Р2) не принял другого решения.

Терапия должна подвести пациента к тому, чтобы тот воссоздал сцену из своего детства, в которой противостоит своему отцу (конечно же, в воображении), смотря на него и говоря ему, что не будет больше работать много. Обычно человек помнит реальную сцену и вновь переживает эмоции, связанные с ней.

Например, один из клиентов вспомнил, как хотел записаться в детс­кую Бейсбольную лигу, а отец, владелец маленькой фермы, запре­тил ему, потому что надо было собирать урожай ягод. Пациент мыс­ленно вернулся в тот день и сказал отцу, что будет играть в бейсбол, несмотря на все запреты. Он больше не будет вкалывать как про­клятый. Сказав это отцу в первый раз, он непроизвольно втянул голову в плечи, как будто ожидал отцовской затрещины. Мы попросили его сказать то же самое, но другими словами, а затем стать отцом и отве­тить, как ответил бы, по его мнению, отец. Сидя в отцовском кресле, он (в роли отца) сказал: "Не смей так со мной говорить. Пошел вон в грузовик". Затем, пересев на свой стул, он снова сказал отцу, что бу­дет играть в бейсбол, а не работать, и что отец больше не сможет при­чинить ему боль. Затем он спросил отца, почему тот никогда не раз­решал ему играть, когда он хотел, и в роли отца ответил себе: "Пото­му что мы должны есть, а я не могу делать всю работу сам, и если ты не будешь мне помогать, у нас не будет еды". Затем, снова от своего имени, пациент сказал: "Да, раньше так все и было, но сейчас все изме­нилось. Я достаточно зарабатываю, и мне не нужны дополнительные заработки". После того, как его Ребенок принял новое решение, он смог принять и Взрослый план: "Я поступлю в Филдинг (институт, предлагающий кандидатскую программу) и сокращу часы частной практики, чтобы не работать с утра до вечера. Я могу себе это позво­лить, если перееду в более дешевую квартиру и сменю свою машину на менее шикарную".

Итак, тупик первой степени - это ответ на подсознательное контрпредпи­сание. Ребенок изначально решает делать то, что ему приказывает ро­дитель, например, тяжело трудиться, и может ощущать себя вполне комфортно, пока он получает поглаживания за свою работу и не чувст­вует, что она мешает другим сторонам жизни. В момент, когда он хо­чет измениться, работать меньше, он чувствует себя "неспособным" что-либо изменить, он загоняет себя в тупик.

Чтобы вырваться из тупика, его Ребенок принимает новое решение через его Взрослого.

Тупики второй степени

Тупики второй степени основаны на предписании - это конфликт между Родителем в Ребенке (Р1) и Ребенком в Ребенке (Д1). Предписание - это сообщение родительского эго-состояния Ребенок (см. статью "Как мы принимали решения в детстве, которым теперь бессознательно следуемПредписания и детские решения"). Решения, которые лежат в основе тупика второй степени, принимаются на основе чувств, могут быть использованы простые слова. Тупик второй степени формируется от 4 месяцев до 4 лет.

Например, Родитель родителя посылает сообщение "Много работай" (тупик первой степени), а Ребенок родителя дает предписание "Не будь ребенком". Решение клиента в этом случае может оказаться следующим: "Я никогда больше не буду вести себя как ребенок".

Многие из тера­певтов, которых учили и лечили Гулдинги, находились в данном тупике: они много работали, мало играли, а когда играли, то их игра была абсолют­но непохожа на свободную, спонтанную, ребячливую игру тех лю­дей, которые не приняли подобного предписания. Они даже свой отпуск умудрялись использовать для того, чтобы учиться у Гулдингов на курсах. Такие клиенты могут решить через своего Взрослого работать не так много и больше играть, но их игра, скорее всего, так и останется запрограммированной, а не свободной.

Выход из этого тупика второй степени: между Маленьким профессором (ранним Взрослым в Ребенке, В1) и родительским Ребенком, ставшим частью раннего Родителя (Родителем в Ребенке, Р1) - требует большей эмоциональности, не­жели выход из тупика первой степени. Для успешного выхода пациент погружается в воспоминания о своих родителях: как они говорили, выглядели, чувствовали. Часто разница заключается в интенсивности родительских чувств, которые могут быть более эмоционально нагру­женными, чем в тупике первой степени.

Терапевт создает обстановку, в которой пациент переживает те же чувства, что и во время принятия первоначального решения. Пациент должен находиться в состоянии Ребенка, а не Взрослого! Обычно это происходит, когда пациент по­гружается в сцену из раннего детства и не только видит место и участ­ников, но и переживает заново обуревавшие тогда его и остальных уча­стников чувства.

Диалог начинается, когда пациент определяет свою цель: "Я в по­рядке, если я играю. Если я веду себя по-детски, я в порядке. Если я смеюсь и радуюсь, и возбужден, я в порядке".

Диалог продолжается, пациент попеременно становится то родите­лем, давшим предписание, то самим собой, пытающимся выбраться из тупика. Иногда его Родитель отступает быстро, и пациент должен двигаться вперед и принимать новое решение перед лицом нео­добрения уже другой части самого себя - Родителя внутри Ребенка (Р1). Иной раз он встречает одобрение где-то в глубине себя - от встроенного вто­рого родителя или дедушки, или от терапевта. Иногда он вынужден создать в себе нового Родителя, чтобы его Взрослый в Ребенке и Роди­тель в Ребенке, наконец, договорились о принятии НОВОГО РЕШЕНИЯ и, в конце концов, он говорит, верит и чувствует: "Я играю, ребячусь, смеюсь, наслаждаюсь! Я как ребенок, и я в порядке!".

Это непростая работа. Она требует, чтобы терапевт внимательно слушал и очень тщательно продумывал обстановку. Это очень трудно, если терапевт работает с пациентом один на один только час или два в неделю, и намного легче в группах или на двухдневных, недельных или месячных семинарах.

Тупики третьей степени

Тупики третьей степени относятся к первичным протоколам, то есть они возникаю в результате очень раннего опыта, иногда даже пренатального - это тупик, в котором пациент чувствует, что он всегда был таким, каким себя ощущает. Тупик третьей степени - это конфликт между Р0 и Д0, он формируется до года.

Например, клиент, стра­дающий от депрессии, может успешно выйти из тупика второй степе­ни, заново решить не кончать жизнь самоубийством, и даже, весьма вероятно, покончить с депрессией. Тем не менее, он все еще может чувствовать себя никчемным человеком и утверждать, что чувство­вал себя таким всегда. Он не считает свое ощущение результатом ро­дительских предписаний и принятого решения, он думает, что это - естественное положение вещей. Да, он таким "родился"!

При сущест­вовании тупика третьей степени предписания были получены клиентом в таком раннем возрасте и/или в неречевой форме, что он про­сто не осознает их получения. Таким образом, выход из тупика вто­рой степени, достигаемый через диалог между Ребенком клиента и воображаемым Ребенком родителя клиента, не достигает корней тупика третьей степени. Даже несмотря на то, что мы знаем о том, что пациент получил предписание и вынес решение, сам он этого не чувствует.

Итак, в этом случае решающий диалог - это диалог между двумя сторонами его Маленького Профессора (Взрослым в Ребенке, В1): адаптивного (приспосабливающегося) Маленького Профессора и Маленького Профессора свободного Ребенка, который может интуитивно почувствовать, как жить по-но­вому. Работа проходит строго между двумя сторонами Ребенка, при­чем в большей степени в рамках двойного монолога "Я-Я", нежели диалога "Я-Вы", который ведется обычно при работе над тупиками первой и второй степени.

Еще раз повторим, что, находясь в тупиках третьей степени, клиент верит, что он всегда был упрямым, злым, никчемным, неспособным играть; что он - человек противоположного пола, трагически родив­шийся не с тем телом. Для работы над данными тупиками клиенту необходимо принимать попеременно обе стороны себя - "Я - мужчи­на" и "Я - женщина" или "Я умею играть" и "Я не умею и не буду ни­когда играть" - пока он не почувствует энергию своего свободного Ре­бенка. Когда человек испытывает это новое ощущение, например, чув­ствует себя стоящим человеком, он познает наслаждение начала изменений. Это мощный, зовущий вперед опыт, получаемый клиентом при принятии нового решения - решения расстаться со своим казавшимся пожизненным качеством и начать чувствовать свободу и лич­ную независимость.

Развитие тупиков

Три степени тупиков развиваются в строгом порядке, то есть тупики более высокой степени покрываются тупиками более низкой.

Например:

Тупик третьей степени: Беременность матери Эндрю протекала нормально, но он должен был родиться в рождественскую неделю, и чтобы доктора и сестры имели возможность находиться дома в рождественскую ночь, роды вызвали на 2 недели раньше. Его реакцией было (Д0) было насилие над организмом и боль при рождении. Реакцией его матери (P0), был органический гнев, подавленный в силу договоренности с врачами, за которым последовала длительная послеродовая депрессия. Органический сдвиг Эндрю (В0), который он озвучил, став взрослым, был таков: "Все всегда случается слишком рано, но мне приходится это делать".

Тупик второй степени: Первые 4 года своей жизни Эндрю был звездой в глазах своих родителей. Они очень гордились тем что их ребенок развивается быстрее своих сверстников. Его реакцией на это (Д1) был гнев, смешанный с депрессией и отчаянием. Гнев (из Д0) и депрессия (из P0) были прямым выражением тупика третьего уровня - отчаяние стало более поздним проявлением.

Но он быстро понял, что таким способом он не сможет получить поглаживания, которые ему нужны. Его мать впадала в еще большую депрессию, чем он, и отец, который всегда много улыбался, в этот момент сердился и говорил нечто подобное: «Расти, парень, и не расстраивай маму».

Но с другой стороны, когда Эндрю выглядел счастливым и вел себя старше своих лет, они оба аплодировали: мать – потому что чувствовала облегчение от неразрешенного родового конфликта, а отец – потому что мальчик «рос» для своего отца. Эндрю сделал следующий основанный на чувствах вывод: "Я буду счастливым и хорошим (опережая свой возраст), чтобы радовать их (и позаботиться о себе)." Он использовал "счастье" своего отца как модель.

Тупик первой степени: Его жизнь текла «счастливо», сохраняя свою сценарную окраску. Он пошел в школу на год раньше остальных и поступал в колледж так рано, что потребовалось специальное разрешение на его зачисление.

Отец говорил ему: «старайся, и успех придет к тебе»: он гордился сыном. В то же время мать, отбросив свою, ставшую к тому времени хронической, депрессию, говорила: «Ты такой хороший мальчик!» К тому времени он большей частью жил из своего Родители и Взрослого и недоумевал, почему такой успешный человек должен так мучиться от болей в желудке, мигрени – единственными пережитками своего Ребенка, которые он позволял себе.

Он принял решения быть лучшим во всем, что он делает. Он обратился за помощью в возрасте 20-30 лет, когда мигрени стали мешать ему добиваться успеха и быть на голову выше остальных.

Последовательность развития тупиков

Как уже отмечалось выше, три уровня тупиков развиваются в строгом порядке. В тех случаях когда время формирования тупиков находится на пересечении двух уровней: тупики третьего и второго уровня пересекаются в период от четырех месяцев до года, а второго и первого уровня - от двух до четырех лет, то тупики, развившиеся в эти периоды, обычно затрагивают отдельные, хотя и связанные между собой тупики на двух уровнях. В начале перекрывающегося периода эволюционно более ранний тупик преобладает по значению (третий или второй), в конце этого периода эволюционно более старый тупик преобладает по значению (второй или первый), а между двумя крайностями значение двух уровней тупика пребывает в балансе или дисбалансе в зависимости от того, насколько длительным был этот перекрывающийся период. При работе с такими тупиками следует рассматривать оба уровня тупиков с целью достижения полного их решения.

Однако, встречаются исключения из связи степени тупика и возраста его формирования. Прежде всего, люди могут быть так травмированы и/или так перегружены в момент формирования тупиков, что их текущий уровень дает толчок к развитию более ранних уровней. Этот тип реакции проявляется в том, что развивается более высокий уровень тупика в таком возрасте, когда его развитие в принципе невозможно в силу строгой эволюционной последовательности.

Например, Стив в 7 лет попал в аварию. Он был сильно напуган, получил травмы и кричал часами от боли и страха, как плакал бы младенец. Вместо развития тупика первого уровня, у него сформировался тупик третьего уровня, на базе которого у него сложилось мнение, что жизнь приносит только страх и боль.

Особенности работы с тупиками разных уровней

При работе с тупиками необходимо понимать с тупиком какого уровня ведется работа, так как тупики третьего уровня обычно неразрешимы на первом и втором уровнях, a тупики второго уровня не решаются на первом уровне.

Особое значение необходимо придавать ощущениям, связанным с принятием первоначального решения: В2 - концептуальный, связанный со словами, В1 - связанный с чувствами, В0 - связанный с настоящими состояниями и энергией.

Например, Натан работал над тупиком двухлетнего возраста (второй уровень) и говорил как профессор. После того, как он снял очки и после 10 минутных уговоров: говорить мало, надуть губы, топнуть ногой и выражать свои мысли и чувства не словами, а голосом, - он достиг полного решения тупика второго уровня.

Определенные характеристики четко показывают тип действий, которые предпримет человек для решения проблем на каждом уровне тупика, и типы ситуаций, которые доступны его пониманию.

Любое использование слов во время нового проживания ранних сцен говорит о том, что мы ведем работу с первым или вторым уровнем тупика, а не с третьим; длинные высказывания, и слабое выражение чувств показывает, что мы работаем с первым, но не со вторым уровнем тупика, где должны преобладать чувства и произносится совсем мало слов; a невозможность отличить свое от чужого говорит о том, что мы работаем не с первым, а с третьим или, возможно, вторым уровнем тупика.

Источники:
М. Гулдинг, Р. Гулдинг "Психотерапия нового решения"
Меллор "Тупики: эволюционный и структурный аспекты"​ ​

++Внутриличностные конфликты в транзактном анализе -- Внутриличностный конфликт или тупик - это точка, в которой встречаются две или больше противоположных силы, точка ступора -- images/inner-conflict.jpg