Статья Карпмана о треугольнике Карпмана

Психолог Евгений Корчмарек logo
Статья Карпмана о треугольнике Карпмана

Сказ­ки и дра­ма­ти­че­ский ана­лиз сце­на­рия

Ав­тор: Сти­вен Кар­п­ман (Karpman S.B., 1968)

На со­зна­тель­ном уровне, сказ­ки по­мо­га­ют внед­рять об­ще­ствен­ные нор­мы в юные умы, но под­со­зна­тель­но, они мо­гут обес­пе­чи­вать опре­де­лен­ное ко­ли­че­ство при­вле­ка­тель­ных сте­рео­тип­ных ро­лей, мест и рас­пи­са­ний для блуж­да­ю­ще­го сце­на­рия жиз­ни. До се­го­дняш­не­го дня на­уч­ный ана­лиз сце­на­рия ос­но­вы­вал­ся на Сце­нар­ной Мат­ри­це (см. Клод Штай­нер, Transactional analysis bulletin, 1966). В этой ста­тье я пред­став­лю диа­грам­мы для дра­ма­ти­че­ско­го ана­ли­за сце­на­рия, ис­поль­зуя зна­ко­мые при­ме­ры из хо­ро­шо из­вест­ных ска­зок.

Дра­му мож­но ана­ли­зи­ро­вать как пе­ре­клю­че­ния в ро­ли и по­ло­же­нии во вре­мен­ном кон­ти­ну­у­ме. На ин­тен­сив­ность дра­мы вли­я­ет чис­ло пе­ре­клю­че­ний за от­ре­зок вре­ме­ни (Сце­нар­ная Ско­рость) и кон­траст меж­ду пе­ре­клю­ча­е­мы­ми по­зи­ци­я­ми (Сце­нар­ный Раз­мах). Ма­лые ско­рость и раз­мах скуч­ны. Вре­мя каж­до­го пе­ре­клю­че­ния из­ме­ня­ет­ся неза­ви­си­мо, от вне­зап­но­го до бес­по-кой­но ожи­да­е­мо­го.

1. РОЛЕВАЯ ДИАГРАММА

Так же как ана­лиз эго-со­сто­я­ний яв­ля­ет­ся ча­стью струк­тур­но­го и тран­закт­но­го ана­ли­зов, роле­вой ана­лиз яв­ля­ет­ся ча­стью ана­ли­за игр и сце­на­рия, опре­де­ляя сущ­но­сти, во­вле­чен­ные в дей­ствие. Ло­зунг на "фут­бол­ке" че­ло­ве­ка обыч­но пред­став­ля­ет ло­зунг его сце­нар­ной ро­ли. С этим ло­зун­гом она мо­жет быть уста­нов­ле­на, ча­сто с по­мо­щью пря­мо­го во­про­са о том, ка­кую роль че­ло­век иг­ра­ет в жиз­ни.

Пер­со­на, "жи­ву­щая в сказ­ке" обыч­но име­ет упро­щен­ный взгляд на мир с ми­ни­му­мом дра­ма­ти­че­ских ха­рак­те­ри­стик. Роле­вая диа­грам­ма обес­пе­чи­ва­ет сред­ства ви­зу­аль­ной ор­га­ни­за­ции это­го на­бо­ра клю­че­вых сущ­но­стей в те­ра­пии. Ко­гда лич­ность зна­ет свою "лю­би­мую сказ­ку", клю­че­вые ро­ли мо­гут быть пе­ре­чис­ле­ны по кру­гу и, за­тем, мо­гут быть по­до­бра­ны жиз­нен­ные ро­ли. Ме­нее ча­сто это про­ра­ба­ты­ва­ет­ся в об­рат­ной по­сле­до­ва­тель­но­сти, и об­на­ру­жен­ная за­тем клас­си­че­ская ис­то­рия под­би­ра­ет­ся к ро­лям. Эта жи­вость и об­раз­ность в опи­са­нии дей­ствия име­ет по­лез­ное сход­ство с ана­ли­зом игр.

Стрел­ки на диа­грам­ме ука­зы­ва­ют не на по­сле­до­ва­тель­ность дей­ствия, а на пра­ви­ло, что все ро­ли вза­и­мо­за­ме­ня­е­мы, и что че­ло­век мо­жет иг­рать каж­дую из них вре­мя от вре­ме­ни и вре­мя от вре­ме­ни мо­жет ви­деть дру­гих лиц, на­при­мер, те­ра­пев­та, в лю­бой из них. Неко­то­рые лю­ди мо­гут од­новре­мен­но по­ка­зы­вать про­яв­ле­ния или чер­ты несколь­ких из них, как в слу­чае с Крас­ной Ша­поч­кой (пред­став­лен ни­же), ко­то­рая вре­ме­на­ми вы­гля­де­ла как ба­буш­ка и хо­ди­ла как дро­во­сек. Взрос­ле­ние, для Крас­ной Ша­поч­ки, воз­мож­но, озна­ча­ет сна­ча­ла про­иг­ры­ва­ние ро­ли ма­те­ри, а поз­же - ба­буш­ки. Пра­ви­ло вза­и­мо­за­ме­ня­е­мо­сти та­кое же, как и в ана­ли­зе игр, где вре­мя от вре­ме­ни че­ло­век про­иг­ры­ва­ет каж­дую сто­ро­ну в сво­ей иг­ре, или в ана­ли­зе сно­ви­де­ний, где "каж­дый пер­со­наж сна яв­ля­ет­ся сно­вид­цем". Те­ра­пия не мо­жет быть за­вер­ше­на по­ка по­зи­ция че­ло­ве­ка в каж­дой ро­ли не бу­дет про­ана­ли­зи­ро­ва­на.

Треугольник Карпмана пример

Ри­су­нок 1. Роле­вая диа­грам­ма

2. ДРАМАТИЧЕСКИЙ ТРЕУГОЛЬНИК

Толь­ко три ро­ли необ­хо­ди­мы в дра­ма­ти­че­ском ана­ли­зе для опи­са­ния эмо­цио­наль­ных пе­ре­ста­но­вок, ко­то­рые яв­ля­ют­ся дра­ма­ми. Эти­ми про­цес­су­аль­ны­ми ро­ля­ми, в от­ли­чие от со­дер­жа­тель­ных ро­лей, о ко­то­рых упо­ми­на­лось вы­ше, яв­ля­ют­ся Пре­сле­до­ва­тель, Спа­си­тель и Жерт­ва. Дра­ма на­чи­на­ет­ся, ко­гда эти ро­ли уста­нов­ле­ны или ожи­да­е­мы ауди­то­ри­ей. Дра­мы не бу­дет до тех пор, по­ка не бу­дет пе­ре­клю­че­ния ро­лей. Это ука­за­но из­ме­не­ни­ем в век­то­ре на­прав­ле­ния в диа­грам­ме. Для ил­лю­стра­ции неко­то­рых спо­со­бов ис­поль­зо­ва­ния тео­рии бу­дут да­ны при­ме­ры из трех ска­зок.

А. В Га­мельн­ском кры­со­ло­ве

Ге­рой на­чи­на­ет как Спа­си­тель го­ро­да и Пре­сле­до­ва­тель крыс, за­тем ста­но­вит­ся Жерт­вой для Пре­сле­до­ва­тель­ско­го двой­но­го пе­ре­се­че­ния май­о­ра (ута­и­ва­ние пла­ты) и в от­мест­ку пе­ре­клю­ча­ет­ся в Пре­сле­до­ва­те­ля го­род­ских де­тей. Май­ор пе­ре­клю­ча­ет­ся из Жерт­вы (крыс) в Спа­си­те­ля (на­ни­ма­ет Га­мельн­ско­го кры­со­ло­ва), в Пре­сле­до­ва­те­ля (двой­ной пе­ре­крест), в Жерт­ву (его де­ти умер­ли). Де­ти пе­ре­клю­ча­ют­ся из Пре­сле­ду­е­мых жертв (кры­сы) к Спа­са­е­мым жерт­вам и Жерт­вам пре­сле­ду­е­мых их спа­си­те­лем (уси­лен­ный кон­траст).

В. В Крас­ной Ша­поч­ке

Ге­ро­и­ня на­чи­на­ет как Спа­си­тель (еда и ком­па­ния для ба­буш­ки, С→Ж, и друж­ба и ука­за­ния вол­ку, С←Ж). В тре­вож­ном пе­ре­клю­че­нии она ста­но­вит­ся Жерт­вой для вол­ка-Пре­сле­до­ва­те­ля (П→Ж), ко­то­рый, в свою оче­редь, через неожи­дан­ное пе­ре­клю­че­ние ока­зы­ва­ет­ся Жерт­вой дро­во­се­ка-Пре­сле­до­ва­те­ля (П→Ж), ко­то­рый в этом дей­ствии иг­ра­ет две ро­ли од­новре­мен­но (уве­ли­че­ние ско­ро­сти) - Спа­си­те­ля Крас­ной Ша­поч­ки и ба­буш­ки (С→ЖЖ). По од­ной вер­сии Крас­ная Ша­поч­ка иг­ра­ет все три ро­ли, ко­гда за­кан­чи­ва­ет как Пре­сле­до­ва­тель, за­ши­ва­ю­щий вме­сте с дро­во­се­ком кам­ни в жи­вот вол­ку. Пе­ре­клю­че­ния ба­буш­ки та­ко­вы: Ж←С, Ж←П, Ж←С; вол­ка - Ж→С, П→Ж, Ж←П (на­прав­ле­ние стре­лок ука­зы­ва­ет ини­ци­а­ти­ву, бук­вы обо­зна­ча­ют по­зи­цию участ­ни­ков в тре­уголь­ни­ке).

C. В Зо­луш­ке

Ге­ро­и­ня пе­ре­клю­ча­ет­ся от два­жды пре­сле­ду­е­мой Жерт­вы (мать, за­тем сест­ры) к три­жды спа­са­е­мой Жерт­ве (доб­рая фея, за­тем мы­ши, за­тем принц), сно­ва к пре­сле­ду­е­мой Жерт­ве (по­сле по­лу­но­чи), за­тем к Жерт­ве спа­са­е­мой сно­ва. Гру­бый ко­ли­че­ствен­ный ана­лиз ин­тен­сив­но­сти дра­мы мо­жет быть сде­лан сум­ми­ро­ва­ни­ем пе­ре­клю­че­ний: Жпп (два­жды пре­сле­ду­е­мая Жерт­ва) → Жссс (три­жды спа­са­е­мая Жерт­ва) → Жпп → Жс = 8 пе­ре­клю­че­ний.

Дра­ма срав­ни­ма с Тран­закт­ны­ми иг­ра­ми (Пси­хо­ло­ги­че­ски­ми иг­ра­ми), но дра­ма име­ет боль­шее чис­ло со­бы­тий, боль­шее ко­ли­че­ство пе­ре­клю­че­ний на со­бы­тие, и один че­ло­век ча­сто иг­ра­ет две или три ро­ли од­новре­мен­но. Иг­ры про­ще и со­дер­жат толь­ко од­но глав­ное пе­ре­клю­че­ние. На­при­мер, в "Я толь­ко пы­та­юсь по­мочь вам" есть од­на ро­та­ция в дра­ма­ти­че­ском тре­уголь­ни­ке: Жерт­ва пе­ре­клю­ча­ет­ся в Пре­сле­до­ва­те­ля, а Спа­си­тель ста­но­вит­ся но­вой Жерт­вой.

Драматический треугольник Карпмана-Берна

Ри­су­нок 2. Дра­ма­ти­че­ский тре­уголь­ник

3. ДИАГРАММА РАСПОЛОЖЕНИЯ

А. Дра­ма

Диа­грам­ма рас­по­ло­же­ния упро­ща­ет пе­ре­клю­че­ния в рас­по­ло­же­нии до глав­но­го век­то­ра оси Близ­ко-Да­ле­ко, оба по­лю­са ко­то­рой име­ют бо­лее мел­кое де­ле­ние на За­кры­тый-От­кры­тый и Об­ще­ствен­ный-Част­ный. Дра­ма про­яв­ля­ет­ся пе­ре­клю­че­ни­я­ми в рас­по­ло­же­нии и ин­тен­си­фи­ци­ру­ет­ся Сце­нар­ной Ши­ро­той (от до­ма к баль­но­му за­лу зам­ка, от Гро­зо­во­го пе­ре­ва­ла до Ки­тая, от дво­ра до­ма до стра­ны Оз и т.д.) и Сце­нар­ной Ско­ро­стью (из­ме­не­ние при­клю­че­ний Пи­нок­кио, Улис­са и т.д.). Мно­гие дру­гие фак­то­ры мо­гут быть до­бав­ле­ны как для уве­ли­че­ния пе­ре­жи­ва­е­мой сте­пе­ни кон­тра­ста, так и для уси­ле­ния роле­вой дра­мы, на­при­мер, вре­мя дня или се­зо­на, тем­пе­ра­ту­ра, уро­вень шу­ма, мол­ния, раз­мер, неосо­зна­ва­е­мые сим­во­лы и т.д. По­го­да и ланд­шафт иг­ра­ют силь­ную роль в ис­то­ри­че­ских но­вел­лах, ко­то­рые по­ка­зы­ва­ют их из­ме­не­ние во вре­мя пе­ре­клю­че­ний в по­вест­во­ва­нии.

Диа­грам­ма про­ну­ме­ро­ва­на здесь толь­ко для ссы­лок на спи­сок при­ме­ров, на­хо­дя­щих­ся под ней, ко­то­рые взя­ты как из ска­зок, так и из ре­аль­ных мест в жиз­ни

Драматический треугольник психология

Ри­су­нок 3. Диа­грам­ма рас­по­ло­же­ния

  1. По­ля­на в ле­су, пруд, двор, вер­ши­на кры­ши, от­кры­тое суд­но.
  2. Ры­нок, иг­ро­вая пло­щад­ка, улич­ный па­рад, пла­ва­тель­ный бас­сейн, ста­ди­он, до­ро­ги.
  3. Печь, спаль­ня, кон­суль­та­ци­он­ная ком­на­та, мозг.
  4. Та­вер­на, те­атр, сви­де­тель­ская стой­ка, лек­ци­он­ная ка­фед­ра, лиф­ты, за­пер­тые ком­на­ты, су­пер­мар­кет, ка­зи­но, боль­ни­цы.
  5. Ле­та­ю­щий ко­вер, вер­ши­на хол­ма, оча­ро­ва­тель­ный сад, млеч­ный путь, тунд­ра, небо, пу­сты­ня, пре­рия, ти­хий бе­рег, са­фа­ри.
  6. Вол­шеб­ные ко­ролев­ства, ко­раб­ли, лыж­ные ку­рор­ты, по­ля сра­же­ний, лет­ние пля­жи, Ев­ро­пей­ские го­ро­да, Тим­бук­ту, Небе­са.
  7. Пе­ще­ра, грот, пря­нич­ный до­мик, же­лу­док ки­та, баш­ня зам­ка, кос­ми­че­ская стан­ция, еги­пет­ская гроб­ни­ца, под­вод­ный ко­ло­кол, под­зем­ные пе­ре­хо­ды, гроб.
  8. Стра­на чу­дес, зам­ки, пу­стой отель, ис­пра­ви­тель­ная шко­ла, квар­та­лы ра­бов, ба­ра­ки, ка­ба­ре, со­бо­ры.

Пред­став­ле­ние о дей­стви­тель­ном пу­те­ше­ствии меж­ду лю­бы­ми из двух пе­ре­чис­лен­ных вы­ше мест за один день об­на­ру­жи­ва­ет дра­му пе­ре­клю­че­ния рас­по­ло­же­ний. Для бо­лее тон­ко­го ана­ли­за рас­по­ло­же­ния мог­ла бы быть сде­ла­на диа­грам­ма внут­ри диа­грам­мы. Для это­го нуж­но пе­ре­ри­со­вать це­лую диа­грам­му рас­по­ло­же­ний внут­ри каж­дой из вось­ми от­дель­ных ча­стей. Несколь­ки­ми по­доб­ны­ми при­ме­ра­ми бы­ли бы та­кие, ко­то­рые вклю­ча­ли бы кон­траст за­кры­то­сти в от­кры­том про­стран­стве (улич­ная те­ле­фон­ная ка­би­на, кос­ми­че­ский ко­рабль и т.д.) или на­хож­де­ния в за­кры­том про­стран­стве, ко­то­рое и част­ное и об­ще­ствен­ное од­новре­мен­но (сва­деб­ная ча­сов­ня, ком­на­та от­ды­ха и т.д.).

В. Струк­ту­ри­ро­ва­ние про­стран­ства

В те­ра­пии диа­грам­ма рас­по­ло­же­ния мо­жет быть ис­поль­зо­ва­на для на­гляд­ной ил­лю­стра­ции про­стран­ствен­ных из­ме­не­ний, ко­то­рые про­из­во­дит че­ло­век, и, в то же вре­мя, для срав­не­ния с дру­ги­ми. Мо­жет быть по­лез­ным по­ка­зать пат­тер­ны пе­ре­ме­ще­ния че­ло­ве­ка и упо­до­бить их сце­нар­но­му пат­тер­ну. Мно­гие клас­си­че­ские ис­то­рии име­ют пат­тер­ны Одис­сея, ко­то­рые вклю­ча­ют мно­го пу­те­ше­ствий, то­гда как дру­гие име­ют дли­тель­ные пе­ри­о­ды от­сут­ствия пе­ре­ме­ще­ний, как в Спя­щей Кра­са­ви­це и Рип ван Винкль. Та­кой ска­зоч­ный пат­терн пе­ре­ме­ще­ния, как дом – лес – да­ле­кая по­ля­на в ле­су – пря­нич­ный до­мик мо­жет быть пред­став­ле­на сле­ду­ю­щи­ми но­ме­ра­ми на диа­грам­ме: 3 – 1 – 5 – 7 .

Струк­ту­ри­ро­ва­ние про­стран­ства, как и струк­ту­ри­ро­ва­ние вре­ме­ни, мо­жет быть по­лез­ным сход­ным об­ра­зом. Об­раз­но это ил­лю­стри­ру­ет­ся во­се­мью воз­мож­ны­ми пред­по­чте­ни­я­ми и ме­сто­по­ло­же­ни­я­ми, где лю­ди про­во­дят свое вре­мя. В плане сце­нар­но­го пат­тер­на че­ло­век мо­жет ло­ка­ли­зо­вать ме­сто тра­ги­че­ско­го фина­ла в сво­ем пред­став­ле­нии и из­бе­жать «сце­нар­ной по­езд­ки». Од­на па­ци­ент­ка по­ня­ла, что ее су­и­ци­даль­ные вы­пив­ки за­щи­ща­ют ее от стра­ха оди­но­че­ства (част­ная, за­кры­тая квар­ти­ра) и из­ме­ни­ла это, за­по­лу­чив со­сед­ку по ком­на­те.

Из­ме­не­ния жиз­нен­но­го про­стран­ства мо­жет при­во­дить к сми­ре­нию или от­сроч­ке. Важ­ные жиз­нен­ные ре­ше­ния уста­нав­ли­ва­ют­ся при вхож­де­нии в но­вые сце­нар­ные про­стран­ства, та­кие как но­вые ра­бо­та, дом, от­пуск или на­ча­ло те­ра­пии. Из­ме­не­ния в ме­сто­по­ло­же­нии так­же мо­жет при­во­дить к тре­во­ге раз­де­ле­ния или тре­во­ге при­бы­тия, ко­то­рые ча­сто име­ют сце­нар­ное зна­че­ние.

Ин­тер­пре­та­ция о том, ка­кая ком­на­та ка­жет­ся че­ло­ве­ку пси­хо­ло­ги­че­ски под­хо­дя­щей для про­жи­ва­ния, с ее изоб­ра­же­ни­ем и кон­кре­ти­за­ци­ей ре­аль­но­сти, дав­но яв­ля­ет­ся ча­стью те­ра­пев­ти­че­ской тех­ни­ки Тран­закт­но­го ана­ли­за. Лю­ди но­сят свои сце­нар­ные ком­на­ты во­круг се­бя, что при­во­дит к та­ким ве­щам, как по­душ­ка, го­во­ря­щая в кон­фе­ренц-за­ле, пуб­лич­ная лек­ция в спальне, ван­ная, го­во­ря­щая о Ас­со­ци­а­ции ро­ди­те­лей и учи­те­лей, и жи­лой дом, раз­го­ва­ри­ва­ю­щий на пер­вом ба­лу. Ро­ди­тель­ские пред­пи­са­ния мо­гут вли­ять на про­стран­ствен­ные ли­ми­ты, на­при­мер, та­кие как «Ни­ко­гда не по­ки­дай дом» или «Будь в двух ме­стах од­новре­мен­но». В од­ном слу­чае муж­чи­на, ко­то­рый был теп­лым и дру­же­ствен­ным в сво­ем офи­се, но хо­лод­ным и от­чуж­ден­ным в при­хо­жей, от­крыл, что вы­рос в од­ной ком­на­те со сво­ей ма­те­рью, и что при­хо­жие бы­ли "ни­чей­ной зем­лей", ко­гда он пе­ре­ме­щал­ся по жиз­ни из од­ной теп­лой ком­на­ты в дру­гую.

4. ДЕТСКИЙ ВЫБОР

Вли­я­ние, ока­зы­ва­е­мое на ре­бен­ка через ми­фы, сказ­ки и клас­си­че­ские ис­то­рии, ва­рьи­ру­ет от се­мьи к се­мье и от куль­ту­ры к куль­ту­ре. Куль­ту­ры раз­нят­ся не толь­ко есте­ствен­ным вы­бо­ром по­пуляр­ных ска­зок, ко­то­рые рас­ска­зы­ва­ют­ся и из­да­ют­ся, или на­пи­са­ни­ем но­вых сю­же­тов, но и до­ступ­ны­ми вер­си­я­ми хо­ро­шо из­вест­ных ска­зок. Ве­ро­ят­но, из­вест­но пол­дю­жи­ны или боль­ше раз­лич­ных ис­кус­ствен­ных, до­бав­лен­ных окон­ча­ний к Зо­луш­ке или Крас­ной Ша­поч­ке. Мать, чи­та­ю­щая ис­то­рии сво­е­му ре­бен­ку, вы­би­ра­ет вер­сии, ко­то­рые за­вер­ша­ют­ся счаст­ли­во, груст­но, на­си­ли­ем, неа­у­тен­тич­но и т.д. На ее вы­бор мо­гут вли­ять ее воз­раст, се­мей­ный ста­тус или пред­по­чте­ние ре­бен­ка. Мно­гие сказ­ки вклю­ча­ют «вре­мен­ное из­бав­ле­ние от де­тей», ука­зы­ва­ю­щее, что они мо­гут быть те­ра­пев­ти­че­ски­ми для ма­те­ри, вза­и­мо­де-ствия с ее детьми, и что они про­шли через по­ко­ле­ния из-за пред­по­чте­ния ма­те­рей в та­кой же сте­пе­ни, как и из-за пред­по­чте­ния де­тей. Дет­ская ли­те­ра­ту­ра предо­став­ля­ет сце­нар­ную роль (на­при­мер, «Лю­бо­пыт­ный Бу­рун­дук»), но не сце­на­рий, в ко­то­ром они не яв­ля­ют­ся ин­ту­и­тив­но по­до­бран­ны­ми «клас­си­ка­ми». Ино­гда, че­ло­ве­ку, ко­то­рый не пом­нит сво­ей лю­би­мой сказ­ки, нуж­но про­сто спро­сить свою мать, ко­то­рая вспом­нит.

Сце­нар­ная мат­ри­ца ис­поль­зу­ет­ся для по­стро­е­ния фор­ми­ру­ю­щих ро­ди­тель­ских тран­зак­ций раз­ре­ше­ния и пред­пи­са­ния. Боль­шое ко­ли­че­ство сце­нар­но-фор­ми­ру­ю­щих тран­зак­ций про­ис­хо­дит во вре­мя чте­ния ска­зок. Под­тал­ки­ва­ние или теп­лая улыб­ка ма­те­ри озна­ча­ет «Это – ты» и за­кла­ды­ва­ет «Не ду­май. Будь Зо­луш­кой» в сце­нар­ную мат­ри­цу. Опре­де­лен­но важ­ное пред­пи­са­ние «Не ду­май» по­яв­ля­ет­ся под ви­дом шут­ки и кон­трак­та «Да­вай при­тво­рим­ся» меж­ду ма­те­рью и ре­бен­ком, та­ких как «Не об­ра­щай вни­ма­ния на незна­чи­тель­ных иг­ро­ков», «Не об­ра­щай вни­ма­ния на финал (рас­пла­ту)» и «Про­хо­ди через это сно­ва и сно­ва». Сказ­ка осо­бен­но эф­фек­тив­на и «при­ни­ма­ет­ся», ес­ли она от­кры­ва­ет «се­мей­ный миф» от­но­си­тель­но ре­бен­ка, так­же как и дол­говре­мен­ную мат­ри­цу для пред­пи­са­ний, ко­то­рые бу­дут вы­пол­не­ны.

ИСТОРИЯ БОЛЕЗНИ

Ино­гда мать и ре­бе­нок мо­гут про­пу­стить мо­раль ис­то­рии и дог-во­рить­ся, что вто­ро­сте­пен­ные ро­ли бо­лее при­вле­ка­тель­ны, чем роль ге­роя или ге­ро­и­ни. В слу­чае, ко­то­рый мо­жет быть на­зван «Крас­ная Ша­поч­ка встре­ча­ет жду­щую Зо­луш­ку», пред­став­лен­ном на Се­ми­на­ре по Тран­сак­ци­он­но­му Ана­ли­зу в Сан Фран­цис­ко, мать рас­пре­де­ли­ла трех сво­их де­тей по раз­ным ро­лям в «се­мей­ной сказ­ке». Это был ин­те­рес­ный при­мер в оче­ред­но­сти рож­де­ния и фор­ми­ро­ва­нии лич­но­стей ее де­тей, в ко­то­ром они бы­ли слеп­ком по­ряд­ка по­яв­ле­ния в сказ­ке Зо­луш­ка. Стар­шая сест­ра, чер­ная ов­ца се­мьи, не име­ю­щая раз­ре­ше­ния вы­гля­деть при­вле­ка­тель­но, бы­ла Свод­ной сест­рой, ко­то­рая пе­ре­ло­жи­ла свое несча­стье на млад­шую сест­ру, поз­же удо­вле­тво­ря­ла Зо­лу­шек на ра­бо­те, за­тем – свою дочь по­сле за­му­же­ства и раз­во­да. Дочь, ро­див­ша­я­ся вто­рой, бы­ла Зо­луш­ка, оби­жа­е­мая и не по­ни­ма­е­мая в дет­стве и по­вер­ну­тая ре­ли­ги­ей (ска­зоч­ная фея); она вы­рос­ла с раз­ре­ше­ни­ем быть хо­ро­шень­кой и удач­но вы­шла за­муж. Тре­тий ре­бе­нок был маль­чик ти­па оча­ро­ва­тель­но­го прин­ца, ко­то­рый все­гда был «в ожи­да­нии Зо­луш­ки», но с его ро­ма­на­ми все­гда слу­ча­лось что-то непред­ви­ден­ное (пол­ноч­ное «Ди­на­мо» (Rapo) в его зам­ке) , и ко­то­рый при­шел на те­ра­пию, по­то­му что он не "жил счаст­ли­во ко­гда-ли­бо по­сле это­го".

Его де­вуш­ка, при­над­ле­жа­щая к ти­пу Крас­ной Ша­поч­ки, так­же при­шла на те­ра­пию. В юно­сти она слы­ша­ла от от­ца, что "опыт - луч­ший учи­тель" и "Де­лай то, что я де­лаю, а не то, что го­во­рю". Ей бы­ла рас­ска­за­на ин­те­рес­ная ис­то­рия с жут­ки­ми де­та­ля­ми о его при­клю­че­ни­ях "ле­со­ру­ба", ко­гда он слу­жил в по­ли­ции Лос Ан­дже­ле­са. Она невин­но про­гу­ли­ва­лась но­ча­ми в "ле­сах" небла­го­по­луч­ных рай­о­нов Сан Фран­цис­ко: Tenderloin и North Beach, и ни­ко­гда с ней не слу­ча­лось че­го-ли­бо опас­но­го. Од­на­жды она встре­ти­ла оп­ти­ми­стич­но­го прин­ца, "ожи­да­ю­ще­го Зо­луш­ку", непре­рыв­но кри­ча­ла "волк", из сво­ей сказ­ки. Он по­чув­ство­вал, что что-то "неожи­дан­ное" сно­ва про­ис­хо­дит с его ро­ма­ном. Это­го не бы­ло до тех пор, по­ка, го­раз­до позд­нее он не спас ее от "вол­ков" North Beach, ко­то­рые при­ня­ли ее за де­вуш­ку по вы­зо­ву, по­сле че­го она влю­би­лась в него как в ожи­да­е­мо­го "дро­во­се­ка" из сво­е­го сце­на­рия и от­ло­жи­ла свою иг­ру в "Ду­роч­ку" (Stupid). Но для него она боль­ше не бы­ла его Зо­луш­ка, так как это не бы­ла лю­бовь с пер­во­го взгля­да.

Ис­точ­ник: Karpman S.B. Fairy tales and script drama analysis, Transactional analysis bulletin, 1968, V.7, № 26, P.39-43

С уважением, психолог Евгений Корчмарек

Если эта статья была полезной для вас - подписывайтесь на мою рассылку, в которой я буду делиться новыми статьями!

Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Понравилась статья? Расскажите друзьям:


Подпишитесь

С помощью формы ниже вы можете подписаться на новые статьи:

Комментарии ()