Структура личности первого порядка

Родитель, Взрослый, Ребенок

Строительными "кирпичиками" транзактного Анализа Э. Берна являются эго-состояния, ко­торые Берн определяет как доступные наблюдению психологичес­кие позиции, принимаемые человеком.

Простая диаграмма эго-состояний (структура личности первого порядка) предствлена в виде трех эго-состояний: Родитель, Взрослый и Ребенок (в ТА большая буква в словах Родитель, Взрослый и Ребенок означает, что речь идет об эго-состояниях, а не о реальных родителе, взрослом или ребенке).

Эго-состояние Родитель (Рд) - это объединение того, что получено от родителей или людей, их заменяющих, и та информация о воспитании, кото­рую человек узнал и воспринял. Люди ведут себя так, как вели себя их родители, и мысленно посылают сами себе сообщения о поведе­нии, мыслях и чувствах - сообщения, как полученные от других, так и сформулированные самостоятельно.

Эго-состояние Взрослый (В) - это часть думаю­щая, накапливающая и восстанавливающая информацию, ведущая себя безэмоционально.

Эго-состояние Ребенок (Рб, в других переводах: Д - Дитя) - это та часть человека, которая думает, чувствует и ведет себя так, как он вел себя в прошлом... чаще всего в детстве, но иногда и во взрослом состоянии.

Структура личности второго порядка

На рисунке ниже показана расши­ренная система трех эго-состояний (структура личности второго порядка)​
Структура личности второго порядка

Эго-состояние Ребенок

Ранний ребенок (Рб1, Ребенок в Ребенке)

Родитель, Взрослый, Ребенок

Чтобы легче понять развитие эго-состояний, полезно сначала рас­смотреть, как строит ребенок в довербальном возрасте (до того, как он начнет разговаривать) свои первые эго-состояния: раннего Ребенкам (Рб1), раннего Взрослого (В1) и раннего Родителя (Рд1).

Младенец рождается с функционирующим телом и набором импуль­сов: он испытывает голод, он пьет, он использует пеленки по назначе­нию, он ведет себя практически так же, как и все младенцы. Его основ­ные импульсы реализуются в наблюдаемом поведении и без внешней информации и моделей поведения.

В ТА зафиксированы некоторые феномено­логические характеристики маленького ребенка, называемые эго-состоянием раннего Ребенка - состоянием существования на младенческом уровне. В любой момент развития ребенка, если он ведет себя как мла­денец, мы говорим, что он находится в своем раннем Ребенке. Если в пятилетнем возрасте ребенок, получив травму, начи­нает вести себя как младенец - хныкать, сосать палец, мочиться в тру­сы - и не общается с окружающими, мы говорим, что он находится в своем эго-состоянии раннего Ребенка. Это эго-состояние показано на рис. 3, на котором большой круг означает всего Ребенка, а внутренний маленький круг - младенца в Ребенке (или ребенка в Ребенке), обозначаемого в ТА Рб1. Весь Ребенок обозначается Рб2.

Ранний Ребенок - это источник, чистый родник чувств. Если младе­нец окружен любовью и заботой, Рб1 становится не просто основным стимулом к жизни, а стимулом радостным и вдохновляющим.

Ранний Взрослый (В1, Взрослый в Ребенке)

Постепенно младенец начинает наблюдать за своим окружением и за собой и создавать раннего Взрослого (которого Берн называет "Ма­ленький Профессор" из-за присущей ему интуиции). Этот строящий­ся Взрослый обозначается В1 (см. рис. 3.). Младенец осознает, что грудь или бутылочка не являются частью его тела, а появляются и исчезают; он осознает, что пальцы ног и рук, напротив, принадлежат ему и ими можно управлять. Младенец создает свой маленький банк информа­ции, склад. Он обрабатывает информацию и делает выводы, основан­ные на результатах обработки. Информация довербальная и состоит из ощущений, часто запоминаемых как картинки. Боб Гулдинг лечил шизофре­ников, у которых воспоминания из раннего детства сохранились в виде картинок, и если во время терапии у них наблюдалось ухудшение, им требовалось много усилий, чтобы найти слова для описания своих ощу­щений. Чтобы описать, что они чувствовали в ранней (происходившей в раннем детстве) сцене, им часто необходимо было вер­нуться (в терапевтической сцене) в более старший возраст.

Когда младенец начинает "думать", наблюдать, накапливать инфор­мацию и поступать в соответствии с наблюдениями и накопленными данными, этот примитивный, невербальный Взрослый остается внут­ри эго-состояния Ребенок. Некоторые называют его маленьким Взрос­лым или интуитивным Взрослым. Как мы уже упоминали выше, Берн нежно называет его Маленьким Профессором, потому что в своих на­блюдениях и реакциях на окружающий мир ребенок порой выглядит поразительно мудрым и интуитивным. Хотя временами он может быть на удивление сообразительным, используя лишь невербальные подсказ­ки для объяснения происходящего вокруг, он накапливает также и оши­бочную информацию и поступает в соответствии с ней. Например, внук Мэри Гулдинг, Брайан, слезал вниз по лестнице головой вперед и орал как реза­ный, когда мы пытались повернуть его ногами вперед. В этом возрасте его ранний Взрослый (В1) разработал метод "вниз головой", вероятно, для того, чтобы Брайан мог видеть, куда ползет.

Ранний Родитель (Р1, Родитель в Ребенке)

Маленький ребенок также создает эго-состояние рудиментарно­го Родителя, обозначаемое Рд1 (см. рис. 3). Когда Брайану (внуку Мэри) было три месяца, а внуку Боба, Роберту - 13, Роберт любил прижимать голову Брайана к своей груди, полностью копируя ма­мин жест. Это было первое проявление раннего Родителя Роберта. В другие моменты он переходил в эго-состояние ранний Ребенок, Рб1; например, похищал у Брайана погремушку. Затем, когда взрос­лые вмешивались, он использовал своего раннего Взрослого, В1, что­бы выяснить, можно ли сохранить погремушку, подсунув Брайану другую игрушку.

Таким образом, Ранний Родитель - это включение реального роди­теля невербальным ребенком, и состоит он из раннего, предшествую­щего пониманию языка, детского восприятия родительских поведения и чувств. Так, если мать и отец в качестве средств воспитания применя­ют наказание, например, бранят и наказывают ребенка за сосание паль­ца, ребенок может включить их "наказывательное" поведение и "бран­ную" эмоцию в своего раннего Родителя. Позже с позиции своего ран­него Родителя он может совершенно иррационально бранить себя, аффектировано, чаще всего невербально и чувствовать к себе отвра­щение. Если он не изменится, то, став родителем, он может неожидан­но для себя взорваться при виде своего ребенка, сосущего палец, и пе­редать тому неразумное, преувеличенно отрицательное мнение о соса­нии пальцев.

Рд1 состоит не только из таких ирра­циональных и деструктивных элементов, оно содержит в себе также как воспитывающую часть Рд1, так и включение радостных, волнующих сообще­ний, получаемых от родительского эго-состояния Ребенка.

Обычно счастье и способность играть рассматриваются как естественные условия детства. О разрешении быть радостным и веселым, которое ребенок получа­ет от веселых мамы и папы, написано немного. Мы не будем спорить с тем, что ребенок естественно развивает в себе способность играть и свободный дух. Тем не менее, мы думаем, что родителей слишком часто упрекают за то негативное, что есть в ребен­ке, и недостаточно хвалят за образцы радости, которые они дарят сво­им детям. Ощущаемые многими родителями радость и вкус к жизни также включаются в эго-состояние ранний Родитель и становятся раз­решением радоваться жизни. Вспоминается маленький сын одного на­шего знакомого психиатра. Проходя вслед за отцом, человеком значи­тельного роста, сквозь гаражные ворота, он всегда с энтузиазмом на­клонял голову, в точности повторяя отцовское движение. Копируя отца, он одновременно вбирал в себя отцовский радостный подход к жизни.

Однажды Боб и его невестка наблюдали, как Роберт бегал от боль­шого бассейна к маленькому и обратно. После нескольких путешествий Роберт свалился в большой бассейн и пошел под воду. Если бы его мама боялась воды, она могла бы закричать, повести себя запальчиво, и Ро­берт, находясь в эго-состоянии испуганный Ребенок, впитал бы в себя испуганного маленького Родителя, которого позже будет ощущать как страх, переводимый предписанием "Не приближайся к воде!". Кроме того, он мог бы приобрести пугающий опыт общения с водой, который, вероятно, встроил бы в свое эго-состояние раннего Взрослого. Без кор­ректирующего опыта он вырастет с фобией по отношению к воде.

В действительности же произошло следующее: Боб немедленно под­хватил Роберта и вытащил его из бассейна. Роберт начал кривить лицо, собираясь заплакать, но Боб, смеясь, воскликнул: "Ух ты, Роберт пла­вает! Да ты настоящий пловец. Молодец!". Роберт быстренько изме­нил выражение лица, присоединился к смеху и включил в эго-состоя­ние Ребенок память о поведении Боба, которая будет присутствовать в его раннем Взрослом и Родителе. Вечером мама Роберта взяла малы­ша с собой в бассейн и, держа его на воде, поиграла с ним. Роберт бил ручками и ножками по воде, а мама смеялась, и дневной инцидент ста­новился просто веселым приключением.

Однако, ребенок сам фильтрует, выбирает и принимает решения в ответ на сообщения родителей: родительское вранье, ярость, громкий го­лос - и в определенной степени ребенок сам контролирует то, что впитывает. Маленький Роберт мог про­должать бояться воды вопреки действиям матери и дедушки. Другой ребенок, напуганный родительским страхом, позже может принять но­вое решение о том, что вода не страшная, и может решить научиться плавать.

Мы знаем пациентов, которые, судя по всему, отфильтровали по­добные сообщения и говорят о них объективно и спокойно. Так, один пациент рассказывает: "Конечно, я не обращал особого внимания на то, что она говорила, потому что пьяной она всегда говорила одно и то же. Я просто выскальзывал из дому и уходил гулять". То есть ребенок принимает участие в создании своего раннего Ро­дителя - либо принимает сообщения, либо против принятия сообще­ний выстраивает баррикаду с помощью своих ранних Ребенка и Взрос­лого.

Свободный и Приспособившийся Ребенок

Свободный и Приспособившийся Ребенок

Растущий ребенок принимает решения на основе своих потребностей и желаний. Он принимает решения и в соответствии со своим понимани­ем того, каких решений ждут от него другие.

Например, если он получает позитивные поглаживания за пользование горшком и/или негативные за мокрые штанишки, он научится ходить на горшок, чтобы доставить удовольствие окружающим. Если же он учится пользоваться горшком просто потому, что ему не нравится ощущение мокрых штанишек, тогда его тренировки обслуживают его собственное желание.

Когда малень­кий Роберт схватил погремушку Брайана, он действовал спонтанно. Он посчитал погремушку игрушкой, захотел ее и взял. Никакого приспо­собления (пока что) к родительским правилам об эгоизме, собственно­сти и прочей глупости о "будь-хорошим-мальчиком!". Тут же, однако, он обнаружил, что взрослым не нравится его поступок. Он слышит их рассерженные голоса и видит их строгие лица и - быстренько придумав, как их задобрить - отдает Брайану другую игрушку. Представьте его восхищение, когда он видит, что может приспособиться так, чтобы удов­летворить и себя, и других. Для тринадцатимесячного ребенка это на­стоящая изощренность!

Разница между изначальным "свободным" Ребенком и "приспосо­бившимся" Ребенком - это функциональное различие, если сравнить его со структурным различием между Рд, В и Рб, на которое мы ссылались выше.

Структурное деление представлено на рис. 3. Рис. 4 - графичес­кое представление функционального эго-состояния Ребенок, так как поделено на свободного и приспособившегося Ребенка. Ребенок - структура

На рис. 5 показано, что три ранних эго-со­стояния присутствуют и на функциональной диаграмме. Эта функцио­нальная диаграмма со структурными компонентами демонстрирует те­рапию новых решений. Приспособившийся Ребенок решает принять родительские жизненные правила в самом раннем детстве и, чтобы выжить, подавляет свобод­ного или естественного Ребенка.

Позже, во время терапии новых реше­ний, ранний Взрослый в Ребенке принимает новое решение - преодо­леть патологическое приспособление и действовать свободно.

Обзор эго-состояния Ребенок

Ребенок как эго-состояние, находится в постоянном развитии и росте, как общая сумма всех впечатлений, которые он получал в прошлом и имеет в насто­ящем. 45-летний мужчина ведет себя в соответствии со своим возрастом, пока не увидит человека, похожего на мучителя, в плену у которого он был во Вьетнаме; он внезапно съеживается в ужасе, слышит бешеный стук своего сердца, его ладони потеют, он объят страхом. 50-летняя женщина может лихо гонять в большой, тяжелой машине, но пересев в маленький "Фиатик", она ведет себя так, как будто каждый проезжающий грузовик - реальная угроза; она снова переживает аварию, случившуюся с ней в воз­расте 40 лет. Ее Взрослый знает, что ситуация сейчас другая, но все равно она чувствует себя, как в той старой машине перед аварией.

Эго-состояние Ребенок развивается. Мы подчеркивали, что Ребе­нок не беспомощен, он проделывает работу: ощущает и копирует, а затем встраивает в себя. Никто ему ничего не сделает, если он сам не захочет сделать что-нибудь с тем, что хранит и ощущает. Таким обра­зом, если он что-то изначально воспринял, но продолжает восприни­мать, когда растет, мужает и стареет, он может меняться и перестраи­ваться - в соответствии с собственными решениями и новыми решени­ями. Это необычайно важно с практической точки зрения, важно для терапии.

Например, если вы, читатель, в соответствии с вашим опытом, ре­альным или мнимым, когда-то решили бояться воды, затем вы можете решить не бояться. В этом случае помощь Боба, который отлично пла­вает, может очень пригодиться, хотя вы можете и сами научиться, если пожелаете войти в воду и убедиться на практике, что с легкими, напол­ненными воздухом, и руками, закинутыми за голову, вы спокойно лежи­те на воде. Вам не потребуется 10 лет анализа; вы сможете обнаружить, что ваше тело не тонет, и решить больше не бояться воды. Вы можете почувствовать душевный подъем, основанный на ощущениях вашего Ребенка и понимании вашего Взрослого, что ваше тело держится на воде, что вы просто не сможете утонуть и не будете тонуть, пока удерживаете достаточно воздуха в легких - достаточно для вашей плавучести.

Эго-состояние Родитель

Внутренний Родитель

Родитель складывается как из всех убеждений, эмо­ций и схем поведения, которые человек выбирает для встраивания на вербальном уровне, уровне своей памяти, так и из Родителя, которого он или она создает для себя и продолжает создавать всю жизнь.

Эго-состояние Родитель есть нечто большее, чем просто серия интроектированных "записей в голове". Он составлен из выбранных записей и из творческих процессов Ребенка и Взрослого. Человек фильтрует и выбирает к чему прислушиваться в зависимости от того, в каком психологическом и физическом состоя­нии он находится и какие дополнительные системы поддержки ему до­ступны (братья и сестры, бабушки и дедушки, близкие друзья). Люди достраивают родителей всю жизнь, используя как материал и настоя­щих родителей, и значимых для них людей, и даже людей, созданных своим воображением. Один молодой человек, никогда не знавший сво­его отца, придумал себе любящего, доброго, заботливого героя и вы­рос, обладая всеми этими качествами в своем Родителе. Этот процесс творчества длится всю жизнь. Мы часто видим людей, которые дост­раивают своего Родителя из данных, собранных их Взрослым для ис­правления предыдущих искажений; в естественном развитии и/или во время терапии они создают тип Родителя, соответствующий их идеа­лу.

Сравните: ребенок строит невербальное, довербальное эго-состоя­ние ранний Родитель, встраивая черты окружающих его людей. Это эго-состояние составлено из картинок, звуков и интерпретации значе­ния этих картинок и звуков. Позже они переводятся в слова: критикую­щие, воспитывающие, требующие, а также веселые, любящие, радост­ные.

Вербальный Родитель (Рд2) строится позже и включает в себя, кроме скопированных поведения и чувств, родительс­кие убеждения и правила жизни. Религия, философия и мораль - часть Родителя. Внутренний Родитель

По структуре эго-состояние Родитель разделено на три части: Ро­дитель, Взрослый и Ребенок реальных родителей. Например, клиент, слушающий пленку, на которой записано его общение со своими деть­ми, мгновенно узнает голос, интонации маминого Родителя, а позже слышит в своем голосе утомленный голос отцовского Ребенка, прояв­лявшийся, когда отец приходил с работы замотанным. На этом приме­ре видны различия Ребенка и Родителя одного реального родителя (рис.6) и двух реальных родителей (рис. 7). В терапии новых решений эти различия, а также распознавание разных эго-состояний внутри Ро­дителя, становятся крайне важными при разрешении тупиков.

Точно так же, как мы разделяем Ребенка на структуру и функцию, на структуру и функцию мы делим Родителя.

Функционально Роди­тель делится на критикующего и воспитывающего (см. рис. 8). Терми­ны говорят сами за себя. Мэри Гулдинг также делит Родителя на внешнюю и внутреннюю компоненты; внутренний Родитель воспитывает и крити­кует себя, а внешний - других.

Эго-состояние Взрослый

Когда вы читаете эту статью, накапливаете данные, отделяя подходящее для вас от непод­ходящего, и делаете все это безэмоционально - вы действуете изнутри вашего Взрослого. Когда вы сердитесь и говорите: "Да они сами не понимают, о чем пишут!" - вы перешли из Взрослого в критикующего Родителя или гневного Ребенка. Мы четко видим и слышим, что такое эго-состояние Взрослый, когда инженер разрабатывает проект, юрист толкует закон или врач ставит диагноз. Это наблюдаемое, безэмоцио­нальное состояние существования, находясь в котором, мы накаплива­ем данные, оцениваем их и действуем в соответствии с ними. Различие между Маленьким Профессором, или В1, и Взрослым, или В2, заключа­ется в способности Взрослого на основе собственного и чужого опыта и проверенной информации вербально оценить данные, проверить их, отделить реальность от вымысла. Контаминация Взрослого Родителем

Патология эго-состояния Взрослый может быть результатом нехват­ки адекватной информации, вроде того, когда образованные люди ос­новывали свои расчеты на "факте", что земля плоская. Обычно вся про­блема в контаминации. Этот термин используется, чтобы объяснить проникновение одного эго-состояния в другое. Человек принимает Ро­дителя или Ребенка за Взрослого.

Подумайте о высказываниях "Все мужчины хотят только секса" или "Женщины непрактичны". Какой-то мужчина может хотеть только секса, какая-то женщина может быть непрактичной, но здесь убеждения рассматриваются как факты, что бы поддержать предубежденность (см. рис. 9). Контаминация Взрослого Родителем

В случае вторжения Ре­бенка во Взрослого (см. рис. 10) страх может рассматриваться как факт: человек, боящийся летать самолетом, помнит все аварии, но забывает о самолетах, которые благополучно летают и благополучно приземля­ются, и говорит: "Если я полечу, я разобьюсь". Иллюзии также явля­ются Детскими контаминациями, при которых Ребенок, испугавшись, превращает что-то реальное - то, что он и правда видит - во что-то несуществующее, например, тень на стене - в паука. Контаминация Взрослого Родителем

Кроме того существуют сложные контаминации, такие как на рис. 11, где все эго-состояния контаминированы, включая Родителя, проникающего в Ребенка. Такая ситуация наблюдается у шизофреников, когда Ребенку пациента кажется, что родительский голос звучит у него в голове и что отец на самом деле гоняет шары на соседней дорожке, повторяя: "Ты, парень, с причудами". Одновременно с этим пациент может слышать и психиатра, говорящего: "Голос вашего отца - это галлюцинация, ведь как ни крути, а он мертв", - и продолжать, как ни в чем ни бывало, запускать шары в кегли.

На этой стадии он действует еще не с позиции Взрослого, а с позиции недавно встроенного Родите­ля (психиатра). Позже он начнет деконтаминацию, по мере того, как мы будем работать с ним над определением того, является ли "факт" фактом на самом деле или все-таки он фантазия. Так мы помогаем кли­енту рассортировать свои эго-состояния.

Теория Джейка Дюсея "Эгограммы" сослужит добрую службу в прояснении данной проблемы. Пе­риодически мы используем также технику пяти стульев Штунца, в ко­торой клиент использует пять стульев, чтобы представить Взрослого, свободного и приспособившегося Ребенка, воспитывающего и крити­ческого Родителя.

Мы внимательно прислушиваемся к изменени­ям в эго-состояниях. Во время одного семинара мы услышали, как еще до начала работы участник-психиатр сказал: "Я так устал: вы много работаете, и вы не развлекаетесь". Он поведал о своих ощущениях, об усталости. Затем дал Родительские сообщения "Много работай" и "Не получай удовольствие". Как правило, мы не спрашиваем: "В каком эго-состоянии вы сейчас?" и не указываем: "Это ваш Родитель говорит". Вместо того, чтобы просить его идентифици­ровать эти сообщения, мы спросили, готов ли он оспорить их. Он так и сделал, приняв новое решение, что получать удовольствие - это нор­мально, и что работать он будет так много, как он захочет.

Обычно более эффективным оказывается использование перемен эго-состояний так, как это сделано в приведенном выше примере, нежели их простая идентификация. Однако, чтобы эго-состояния стали доступны­ми для работы, в первую очередь может потребоваться идентификация. Перемены проявляются в словаре, интонации, высоте, громкости и/или скорости речи, в положении тела или в определенных жестах.

Используя аудио- и видеоаппаратуру, мы вновь проигрываем кли­енту то, что он только что сказал, для того чтобы он идентифицировал свои эго-состояния. "Будьте непредвзятым сторонним наблюдателем и послушайте этого человека. Слушая, решите, сколько ему лет". Голос 60-летнего мужчины может звучать, как голос 6-летнего мальчугана. Когда человек наклоняет голову к плечу, он, скорее всего, находится в своем Ребенке, и, вероятно, приспособившемся. Просьба принять эту позу, а затем "выпрямиться и говорить" обычно приводит клиента к большему самоосознанию и часто изменяет приспособительный спо­соб мышления, поведения и чувствования на неприспособительный. По мере того, как пациенты учатся осознавать свои текущие эго-состояния, они учатся лучше управлять своими чувствами, лучше понимать свою роль в своем сценарии жизни, четче осознавать, что они играли или продолжают играть в игры. Они глубже осознают свое адаптивное поведение - адаптивное как по отношению к внутреннему Родителю, так и внешнему миру. Осознание дает им возможность сознательно выб­рать - стоит или не стоит приспосабливаться.

Источник: М. Гулдинг, Р. Гулдинг "Психотерапия нового решения"​